Частые проявления аутизма у взрослого человека

Классификация заболевания

Классифицируя заболевание, медики различают следующие виды аутизма, разделённые на 5 групп:

  1. Больные, у которых затруднено восприятие и нарушено взаимодействие с внешним миром.
  2. Пациенты, отличающиеся особой замкнутостью, способные длительное время заниматься хобби. Нарушены потребности в сне, еде и отдыхе.
  3. Аутисты, которые не поддерживают и не воспринимают установленные обществом нормы и правила.
  4. Взрослые аутисты, которые не могут самостоятельно справиться с самыми пустяковыми проблемами, обидчивы и плаксивы.
  5. Имеющие аутизм синдром, но при этом у больных отмечаются высокие интеллектуальные способности. Имеют талант и тягу к музыке, поэзии, программированию. Такие больные достаточно легко адаптируются к обществу.

Аутизм – это болезнь, вызванная генетическим сбоем. Под понятием аутизм люди обычно подразумевают умственную отсталость, отрешённость и бездействие больного. Но, как показывает практика, среди людей, страдающих данным недугом очень много гениальных личностей. Наше общество привыкло думать, что аутист – значит слабоумный. Являясь объектом постоянных насмешек окружающих, больные замыкаются и подавляют в себе способности, которыми не наделён обычный человек.

Взрослый аутизм отличается от детского проявлением болезни. Нередко развивается аутизм по причине длительного пребывания личности в депрессивном состоянии. Разорванность с реальностью и отсутствие желания взаимодействовать с миром приводят к развитию приобретённого аутизма у взрослых.

Как уже упоминалось ранее, многим женщинам с аутизмом удается оставаться невидимыми и казаться компетентными на поверхности. Так что, возможно, может показаться удивительным, с какими бытовыми трудностями они сталкиваются ежедневно. Многие из этих трудностей остаются дома, и окружающий мир может пребывать в неведении о том, насколько низкие у женщины навыки уборки или приготовления пищи – а мы уже знаем, что эти женщины очень ловко умеют скрывать свои проблемы.

«Домашнее хозяйство всегда вводило меня в ступор. Я или зацикливаюсь на какой-то мелочи и не делаю больше ничего, или я кричу от раздражения, потому что только что поняла, что ходила кругами, начала множество дел и ничего не сделала».

«Мне очень сложно одеваться и мыться. Я вечно все делаю не в том порядке или могу что-то пропустить. Например, забываю помыть подмышками или типа такого. Чтобы справиться с этим, я следую очень жесткому распорядку. Моюсь в одной и той же последовательности без изменений. … Однако если мне помешали, то это совсем другая история. … Если я тянусь к шампуню, а бутылка стоит не там, где она должна стоять, то мне очень сложно с этим справиться».

Простые дела требуют значительной энергии и ресурсов, и у женщин не остается достаточно сил, чтобы иметь дело с другими людьми.

«Мне сложно инициировать коммуникацию с незнакомыми людьми, все ситуации, когда надо спросить дорогу и тому подобное. Я то и дело брожу по улицам, заблудившись, потому что я не могу подойти к незнакомому человеку».

«Я всегда была очень чувствительна и испытывала перегрузку в толпе, и я начинала паниковать или терялась в море людей. Точно так же я всегда боялась идти одна в общественные места. Мне всегда нужно, чтобы рядом были знакомые люди, чтобы я не запуталась в общественном месте и не потерялась в хаосе».

Я работала с женщинами, которые живут в полном хаосе дома, но при этом поддерживают строгий порядок на работе. Они испытывают сильнейшую перегрузку из-за постоянных и более абстрактных домашних дел (нет никакой структуры и расписания, если вы не навязываете их себе сами). Им гораздо проще придерживаться режима на работе, где они подотчетны другим людям.

Годы опыта и необходимость приводят к тому, что женщины разрабатывают свои собственные стратегии, чтобы преодолеть эти бытовые трудности. Некоторые из таких стратегий появляются после того, как женщина столкнулась с неразрешимой проблемой и решила постараться, чтобы такое не повторилось. Например, одна женщина упоминала, что она отключила дверной звонок, чтобы не слышать его и не отвечать и таким образом больше контролировать свою окружающую среду и уменьшить тревожность.

Предлагаем ознакомиться  Часть 2 Психические процессы

«Одна женщина разработала подробное руководство по взаимодействию с людьми в общественном транспорте. Она написала, сколько раз она должна улыбнуться водителю, чтобы не «выглядеть дурой». Она объяснила, что она вспоминает и анализирует все свое взаимодействие с другими людьми, чтобы понять, что пошло не так, и это занимает огромную долю ее времени и, естественно, очень сильно утомляет». (Специалистка, работающая с людьми с РАС)

«Я оплачиваю каждый без исключения счет в день зарплаты. Я не смогу справиться с тем, что деньги уходят с моего счета в течение месяца. Раньше я из-за этого попадала в финансовые неприятности».

«Мне до сих пор сложно куда-то позвонить, чтобы что-то узнать. Я очень благодарна современным технологиям. Теперь я заказываю себе еду, и мне не нужно ни с кем говорить».

По мере взросления выраженность профиля аутизма может снизиться у многих женщин, но это преимущество перевешивается растущими требованиями взрослой жизни, которых не было в детстве. Мы знаем, что для женщин с аутизмом характерна определенная невидимость, когда симптомы, соответствующие диагностическим критериям, скрываются ими.

На основе книги Сары Хендрикс «Женщины и девочки с расстройством аутистического спектра» (Sarah Hendrickx “Women and Girls with Autism Spectrum Disorder”).

Некоторые исторические факты об аутизме

Первое упоминание об аутизме достигло наших дней благодаря коллекции изречений Мартина Лютера, опубликованного в 1566 году. В одном из текстов говорится о неком 12-и летнем мальчике, который, возможно, был поражен аутизмом. Лютер описывал ребенка как бездушное существо, одержимое дьяволом.

Студент медицинского университета Жан Итард описывал ситуацию о пойманном диком мальчишке, у которого присутствовали несколько признаков аутизма. История датирована 1798 годом.

Термин «аутизм», происхождением от латинского «autismus» был вменен в психиатрический лексикон швейцарским психиатром Ойгеном Блейлером в 1910 году, занимающимся изучением шизофрении. Термин описывает расстройство как болезненное самолюбование, зацикливание на собственном внутреннем мире. Блейлер характеризовал аутистическое состояние как «выход пациента в мир своих фантазий и какие-либо попытки повлиять на это приобретут невыносимую сложность».

Впервые, современное понимание термина «аутизм» было применено в 1938 году на лекции Ханса Аспергера, читавшего лекцию об «аутичных психопатах» для немецких студентов Венского университета. Заключительные исследования Аспергера в области психиатрии теперь носят название – синдром Аспергера, расстройство, которое, по разным причинам, долгое время, не было признано в качестве отдельного диагноза до 1981 года.

Основателем понятия аутизма в целом, а также – синдрома раннего детского аутизма, принято считать Лео Каннера, который в 1943 году, впервые систематизировал ряд специфических симптомов, характерных для данного вида расстройства. К сожалению, с того времени, современная психиатрия мало продвинулась в изучении причин, патогенеза и лечения аутизма.

Признаки у взрослых и попытки выглядеть «нормальной»

Интервью с женщинами, которые принимали участие в моем исследовании, а также мой личный и клинический опыт, как и опыт моих коллег, постоянно говорит об одном и том же явлении: женщины с аутизмом намного более «аутичные», чем кажется.

Наши женщины продолжают соответствовать всем диагностическим критериям аутизма, но признаки этих критериев по-другому проявляются у взрослых. Специалистки должны принимать во внимание жизненный опыт, который может влиять на диагностику и поддержку взрослых. Конечно, никто не «выглядит» так же, как и девочка с аутизмом. Не существует взрослых, которые остаются такими же как в детстве, вне зависимости от наличия или отсутствия у них аутизма.

Большинство этих женщин живут день за днем благодаря компенсаторным видам поведения, которые очень часто принимают крайне замысловатый характер. Они также используют фальшивые личности и всевозможные хитрости, чтобы избегать определенных ситуаций, но окружающие редко это замечают. То, что женщины в принципе на это способны – это доказательство их экстраординарной настойчивости и внутренней силы, а иногда и упрямого желания не «потерпеть неудачу» и не «раскрыть», какая ты на самом деле «странная».

К сожалению, все эти усилия дорого обходятся: эти женщины часто говорят об истощении, нервных срывах и различных проблемах психического здоровья. Это последствия опыта жизни с аутизмом, а не симптомы аутизма, которые можно рассматривать изолированно. Это очень важный момент, на который нужно обращать внимание в клинической практике.

Предлагаем ознакомиться  Как вылечить испуг у ребенка с помощью яйца

Жизнь с аутизмом может ломать людей. Симптомы такого срыва – это не признаки аутизма, которые можно «исправить», нужно уделять внимание причине – особенностям жизни в нейротипичном мире с аутизмом. В дальнейшей главе мы отдельно поговорим о последствиях для здоровья. Здесь мы рассмотрим только то, как основные проявления аутизма влияют на жизнь женщин в целом.

Это будет отличаться от описания проявлений у детей, потому что многие симптомы у детей становятся не такими заметными или важными для взрослых женщин. Например, хотя взрослым женщинам все еще трудно поддерживать контакт глазами или интерпретировать выражения лиц, они уже понимают, что это важно, так что они могут делать это, просто не интуитивно, а механически и осознанно.

«С течением лет ты начинаешь все лучше и лучше маскировать и компенсировать внешние поведенческие проявления аутизма. Ты создаешь впечатление, что ты нормально функционируешь, интеллектуально компенсируешь то, что ты не понимаешь интуитивно из-за своего аутичного мышления».

Я хотела понять, какие преимущества и навыки женщины считают заслугой своего аутизма (мы не должны забывать, что это профиль, связанный как с проблемами, так и с преимуществами). Я уверена, что для того, чтобы хорошо жить с аутизмом, необходимо научиться принимать себя и повысить свою самооценку, а это требует того, чтобы женщина научилась ценить свои сильные стороны и принимать то, кто она есть.

Женщинам в моем исследовании, как правило, нравилось в себе упорство и настойчивость, способность принимать вызов и идти вперед в тяжелые времена. Как показано в примерах, приведенных ниже, многие женщины действительно испытывают позитивные чувства по отношению к самим себе. Можно сказать, что они сохраняют эту позитивность вопреки всему, с чем они сталкиваются в нейротипичном мире.

«Быть независимой, учиться преодолевать неблагоприятные обстоятельства, быть целеустремленной, когда я хочу научиться чему-то новому. У меня хорошо получается пробовать сделать что-то своими руками. У меня есть художественные наклонности, возможно, в этом мне помог синдром Аспергера. Еще я очень честная, меня заботят другие люди, и я тактичная».

«Мне нравится во мне чувство долга, мое стремление к правде и справедливости, моя честность. Я обязательно верну ошибочно выданную мне сдачу в магазине, потому что я НЕ могу взять что-то чужое. Моя страсть к чтению помогла мне стать специалисткой в очень узкой области, и мне это нравится».

«Моя способность погружаться во вторичные (воображаемые) миры. Чувство нелепого и необычное чувство юмора (наверное, иногда его считают детским). Понимание и общение с животными и умение ценить природу. Аналитический склад ума. Способность полностью на чем-то сосредоточиться и внимание к деталям. То, что я другая и не похожа на других. Очень сильные моральные принципы, неприятие любой несправедливости. То, что я не предаю чужое доверие и на меня можно положиться».

Реакции на перемены и неопределенность

Может показаться странным, но даже самые независимые и высокофункциональные в повседневной жизни женщины (имеющие детей и карьеру) часто говорили об огромных проблемах с изменениями в планах и нарушениями в расписании. Обычно вам даже в голову не придет, что эти женщины могут испытывать столь серьезные проблемы.

Предлагаем ознакомиться  Мнительность: что это такое и как вести себя с мнительным человеком?

Это связано с тем, что их стратегия выживания – говорить миру, что эта перемена нормальна, терпеть стресс, а потом добираться до дома и рыдать или впадать в самодеструктивное поведение. Я ненавижу, когда люди меняют планы, но я никогда этого не показываю, потому что предполагается, что я могу быть гибкой.

Из-за этого окружающие считают, что я вполне нормально справляюсь с неожиданными изменениями. Я говорю им, что все нормально, но в реальности это не так. Это никогда не нормально. У меня начинается острая головная боль, поскольку я не могу принять, как это вообще возможно, решить, что вы будете делать что-то одно, а потом решить делать что-то совсем другое.

Проблемы психического здоровья – это обычное последствие подобного отказа признать собственные ограничения. Для многих женщин с аутизмом признание своих ограничений равносильно признанию своего поражения. Сложно признать свою самую уязвимую сторону и попросить ее учитывать, если всю жизнь ты направляла столько усилий на то, чтобы ее скрыть.

«Я начинаю физически ощущать тревожность. Я научилась ее не показывать на рабочем месте, хотя у меня не всегда это получается. Обеденный перерыв на работе я проводила в кабинке туалета, задыхаясь от неконтролируемых рыданий. Я привыкла чувствовать себя жалкой, когда это происходит. Теперь, после того как мне поставили диагноз, я считаю, что я была невероятно смелой, ведь я на самом деле брала себя в руки и возвращалась обратно на рабочее место и держалась до того момента, когда я могла рухнуть на пол за входной дверью дома под гнетом всего этого стресса и тревожности».

«Совсем не выношу, когда меняются планы, и еще не выношу расплывчатые планы, когда не понятно, где это будет, какой будет погода, и я не понимаю, какую одежду подготовить. Абсолютно не выношу чувство, что я не так оделась, или со мной нет необходимых вещей».

«Перемены в распорядке дня, даже самые незначительные, ужасно меня расстраивают, мое поведение становится проблемным. … Несколько недель назад со мной случилась жуткая истерика, потому что моя мама на полчаса позже вернулась с прогулки с собакой, а у меня были планы на это время, и из-за потери получаса весь мой распорядок дня был нарушен. Ей пришлось иметь дело с моим приступом гнева, хорошо еще, что она меня так любит».

Как и девочки с аутизмом, женщины стремятся поддерживать жесткий распорядок дня и режим, который добавляет в их жизнь предсказуемость и определенность. Это увеличивает структуру в их жизни и уменьшает стресс и тревожность. Это не является проблемой, если речь не идет о такой жесткой ригидности, что это мешает женщине в повседневном функционировании.

Я никогда не подхожу к двери и не отвечаю на телефонный звонок, если я не знаю, кто это. Меня воспринимают как способную и самостоятельную, но я страдаю от приступов экстремальной тревожности при одной мысли, что надо выйти из дома, даже если речь о ближайшем магазине. У меня есть стратегии, которые позволяют мне скрывать это от других людей.

Даже удивительно, как легко держаться за рутину и структуру, чтобы удовлетворить свою потребность в предсказуемости, чтобы никто об этом и не догадался. Большинство нейротипиков не насколько наблюдательны, чтобы понять, что их коллега носит только определенную одежду по вторникам и пьет кофе только из определенной кружки.

«Вся моя жизнь вращается вокруг рутины. … У меня бывают фазы одержимости, когда я ем одну и ту же еду снова и снова неделями, потом меняю ее. Я застреваю на одной песне и проигрываю ее снова и снова. Так было всю мою жизнь. Я не вижу в этом проблемы».

Оцените статью
Консультант
Adblock detector