Социальный статус — это… Что такое Социальный статус?

Понятие «теории среднего уровня»

Любое
эмпирическое социологическое исследование
направлено на выявление или решение
какой-либо конкретной проблемы в
конкретном месте и в конкретное время.
Поэтому полученная в ходе такого
исследования информация накапливается
и осмысляется в той или иной отраслевой
(или специальной) социологической
теории.

Их сегодня все чаще называют
теориями среднего уровня. Само это
понятие ввел в научный оборот американский
социолог Роберт Мертон. Краткое
определение «теорий среднего уровня»
Р. Мертон формулирует следующим образом:
это теории, находящиеся в промежуточном
пространстве между частными, но также
необходимыми рабочими гипотезами, во
множестве возникающими в ходе повседневных
исследований, и всеохватными
систематическими попытками развить
единую теорию, которая будет объяснять
все наблюдаемые типы социального
поведения, социальных организаций и
социальных изменений.

К числу
теорий среднего уровня относятся:
  
1) те социологические концепции, которые
разрабатываются на стыках наук (социология
права, медицинская социология,
экономическая социология, социология
менеджмента и т. п.);
   2) различные
отрасли институциональной социологии
— особого направления, связанного с
исследованием устойчивых форм организации
и регулирования общественной жизни
(социология религии, социология
образования, социология брака и семьи
и т. п.);
   3) социологические теории
среднего уровня, связанные с изучением
отдельных сфер общественной
жизнедеятельности (аграрная социология,
урбанистическая социология, социология
чтения и т. п.).

6.
Элементы системы социологического
знания

Система
социологического знания в качестве
элементов включает социальные факты,
т. е. обоснованные знания, полученные в
результате описания определенных
фрагментов реальности.
  
Установлению социальных фактов служат
такие элементы социологического знания
как:
   1) общие и специальные
социологические теории (например теория
стратификации, теория культурного
релятивизма и т. д.).

Задача этих теорий
— решить вопрос о возможностях и пределах
познания общества в определенных
аспектах. Эти теории развиваются в
рамках определенных теоретико-методологических
направлений: макро- или микросоциологий,
функционализма или символического
интеракционизма;
   2) отраслевые
социологические теории, например
экономическая социология, социология
семьи, социология города.

Ихзадача —
дать описание отдельных сфер жизни
общества, обосновать программы конкретных
социологических исследований, обеспечить
истолкование эмпирических данных;
  
3) методы сбора и анализа данных служат
созданию эмпирической базы и первичному
обобщению эмпирических данных (массовый
опрос, наблюдения, анализ документов,
эксперимент).

К
настоящему времени, несмотря на
сравнительно молодой возраст, социология
представляет собой разветвленную
научную дисциплину. Она включает в себя
ряд обособленных областей и направлений,
иногда существенно отличающихся по
применяемым в них методам.

Как
и любая другая наука, социология может
быть представлена в виде трех, различных
по степени теоретического обобщения,
вытекающих друг из друга частей.

В
ее структуре можно выделить общую
социологическую теорию (общую
социологию), частные
социологические теории и,
в качестве базового элемента, поставляющего
материал для теоретического
анализа, – эмпирическую
социологию.

Общая
социологическая теория– это
систематическое изложение наиболее
общих законов, по которым развивается
общественная жизнь, а также основных
категорий и понятий, описывающих
функционирование общества и его
элементов. Именно в рамках общей
социологии происходит теоретическое
осмысление и включение в общую
социологическую «картину мира»
результатов, полученных в рамках частных
социологических теорий.

В
литературе часто встречается другое
название – «теории среднего уровня»,
введенное видным американским социологом
Р. Мертоном. Однако, как отмечает ряд
отечественных специалистов, в русском
языке слово «уровень» автоматически
указывает на вертикальную иерархичность
и, кроме того, имеет оценочную нагрузку
(например: «средний» – это явно не
«лучший», а «так себе»). Чтобы передать
мысль Р. Мертона, правильнее было бы
называть их «теориями среднего радиуса
действия».

Частные
социологические теории (теории среднего
уровня, среднего радиуса действия) имеют
самые разные основания для их обособления.
Так, к числу теорий среднего уровня
относят:

• социологические
направления, ориентированные на отдельные
сферы деятельности: экономическая
социология, разрабатывающая социальные
проблемы экономики; медицинская
социология; социология менеджмента и
др.;

• отрасли
институциональной социологии, исследующие
устойчивые формы организации и
регулирования общественной жизни:
социология образования; социология
брака, семьи, религии и др.

Существуют
десятки других социологических концепций,
которые также можно отнести к разряду
теорий среднего уровня: социология
города, социология досуга и т. д.
и т. п. Совершенно очевидно, что с
усложнением общественной жизни их
количество будет только возрастать.

Под эмпирической
социологией, несмотря
на определенные разногласия специалистов,
чаще понимают не только «совокупность
методических и технических приемов для
сбора первичной социологической
информации», но и сами результаты
конкретных исследований. Понятно, что,
будучи осмысленными в более широком
контексте, в совокупности с материалами
других социологических исследований,
результаты исследований укладываются
в логику той или иной теории среднего
уровня (не теряя при этом своего
эмпирического происхождения).

Ранее
за этой частью социологии было закреплено
название «прикладная социология», что
не совсем корректно. Самая высокая
социологическая теория может (и должна)
использоваться в прикладных целях, ибо
иначе теряется смысл самой социологии.
Если наука о законах развития общества
не может быть применена на практике –
она не нужна. Собственно, бурное развитие
социологии в XX в. было обеспечено
именно ее практическим, прикладным
использованием.

В
последнее время принято выделять
четвертый элемент социологического
знания – социальную
инженерию. Это
социальные технологии, обеспечивающие
социоинженерную деятельность, т. е.
практическую деятельность руководителей
и специалистов по управлению современным
народным хозяйством и обществом. Почти
дословно повторяя слова Питирима
Сорокина, можно сказать, что социологизация
общественной жизни – это знамение
времени.

Однако
существует обстоятельство, изрядно
нарушающее стройность структуры
социологического знания. Общая
социологическая теория не является
общепринятой для представителей всех
социологических школ и направлений. На
протяжении ХХ в. предпринимались, по
выражению Роберта Мертона, «всеохватные
систематические попытки развить единую
теорию, которая будет объяснять все
наблюдаемые типы социального поведения,
социальных организаций и социальных
изменений».

К
основным из этих парадигм в современной
литературе принято относить: структурный
функционализм, символический
интеракци-онизм и парадигму социального
конфликта.

Существует
и другой подход. В нем выделяются пять
парадигм, различающихся в зависимости
от точки зрения авторов на содержание
социальной реальности:

1. Парадигма социально-исторического
детерминизма, основанная
на марксистской социологической
традиции.

2. Парадигма социальных
фактов, сводящая
социальную реальность к двум группам
социальных фактов – социальным структурам
и социальным институтам. Начало этого
подхода относят к трудам Э. Дюркгейма.
В рамках этой парадигмы ведущим
направлением является структурный
функционализм.

3. Парадигма социальных
дефиниций, в
которой социальная реальность выступает
как совокупность значений, символов, в
которых люди оценивают окружающий мир.
Родоначальником ее является М. Вебер,
впоследствии выделились направления
феноменологической социологии,
символического интеракционизма и
этнометодологии.
4.

3.1.
Иерархия социологического знания

В
современной методологии — и в нашей
стране, и за рубежом — научное знание
принято понимать иерархически и мыслить
здание социологической науки состоящим
из пяти этажей. На самом верхнем
расположена научная картина мира
(философские предпосылки), на четвертом
— общая теория, включающая категории
самого абстрактного уровня, на третьем
находятся частные, или специальные
теории — обычно формализованные,
логически компактные и конкретные
модели социальных процессов.

На втором этаже размещается эмпирические
исследования — сравнительные,
крупномасштабные, репрезентативные
исследования, соответствующие самым
строгим требованиям науки и способствующие
приращению нового знания. Они обслуживают
три верхних этажа, так как основное
предназначение эмпирических исследований
— не просто собрать и обработать факты,
а обеспечить надежную проверку теории,
ее верификацию.

На нижнем этаже находятся
прикладные исследования — маломасштабные
и нерепрезентативные исследования,
призванные изучить конкретную социальную
проблему и разработать практические
рекомендации для ее решения. К прикладной
социологии надо отнести все политические
опросы, изучение общественного мнения,
маркетинговые исследования, управленческое
консультирование, деловые игры и ряд
других направлений, которые не
ориентированы на проверку фундаментальной
теории и приращение нового знания.

3.2.
Научная картина
Научная картина мира (НКМ) в социологии
— это совокупность самых общих
представлений, часто носящих философский
характер, о том, как устроена и каким
законам подчиняется социальная
реальность, в которой существуют общество
и образующие его индивиды. НКМ управляет
и регулирует процессом создания общей
социологической теории (ОСТ), а последняя
влияет на образование частных теорий.

НКМ напоминает компас, который помогает
ориентироваться ученому в законах
социального познания. Компас указывает
только общее направление, а конкретную
карту местности ученому дают общая и
частные социологические теории. Самый
верхний уровень теоретического знания,
связанный с научной картиной мира, еще
не является собственно социологическим.

Поскольку он образован абстрактными
категориями, имеющими универсальное
для всех наук значение, его правильнее
относить к философии. Философское знание
— позитивизм, неокантианство, марксизм
— определяет основу научной картины
мира. Какой философской традиции
придерживается социология в данной
стране, такова и научная картина мира.

Такие понятия, как “картина мира”,
“стиль мышления”, “надтеоретические
логические структуры” и “предпосылочное
знание”, описывают одно и то же, а именно
— метатеоретическое знание. Собственно
теоретическое знание ограничено
построением теорий — общих и частных.
Специфическая черта теории — способность
предсказывать события.

Философия только
объясняет мир. Выделяют три основные
познавательные функции научной теории
— описание, объяснение и предсказание.
  
В противоположность этому на
метатеоретическом уровне происходит
обобщение, осмысление и критическая
переоценка того, что сделано на
теоретическом уровне, — теоретических
результатов и самой практики теоретической
работы.

Метатеоретические принципы задают
определенное видение мира и методологию
исследования. Архетипическое знание,
как их еще называют, часто формулируется
в неявном виде. Напротив, элементы общей
теории все до единого должны формулироваться
явным образом, а элементы частной теории
должны не только явно выражаться, но и
записываться на языке формальной логики
или математики.

Научная картина
мира (НКМ) в социологии — это совокупность
самых общих представлений, часто носящих
философский характер, о том, как устроена
и каким законам подчиняется социальная
реальность, в которой существуют общество
и образующие его индивиды. НКМ управляет
и регулирует процессом создания общей
социологической теории (ОСТ), а последняя
влияет на образование частных теорий.

НКМ напоминает компас, который помогает
ориентироваться ученому в законах
социального познания. Компас указывает
только общее направление, а конкретную
карту местности ученому дают общая и
частные социологические теории.
  
В НКМ включены основные понятия, которые
описывают социальная реальность
(общество, социальные группы, личности,
мотивы, ценностные ориентации, коллективные
представления и т. п.).

В отличие от общей
теории, они логически не связаны друг
с другом в единое и проверяемое на опыте
целое. ОСТ, опираясь на частную
социологическую теорию (более конкретные
совокупности понятий), строит логическое
целое относительно не всей социальной
реальности, а ее узкого фрагмента. К
примеру, общая социологическая теория
может быть посвящена выяснению того,
что такое ценностные ориентации личности
или социальные институты, т. е. крупным
темам.

ОСТ вытекает из НКМ, но опирается
на частные социологические теории
(ЧСТ), которых великое множество.
  
Картина мира включает следующие
компоненты: 
  
— общефилософские (метатеоретические)
положения о строении мира (онтология)
и его развитии (динамика, генезис);
  
— общенаучные принципы, выступающие в
роли нормативных регуляторов деятельности
ученого (объективность и достоверность
научного знания, истинность, идр.);
  
— идеологические стандарты и нравственные
ценности;
   — эвристические
модели, заимствованные из других областей
знания и используемые как средство
объяснения социальной реальности
(например, сравнение общества с живым
организмом у Г. Спенсера).

НКМ
— это совокупность самых общих
теоретических суждений о том, как
устроена та реальность, которую они
собираются изучать. В отличие от научной
теории, где все элементы выверены и
пригнаны друг к другу, как в механизме
сверхточных часов, в научной картине
все приблизительно, неточно,
предварительно.

Теорию иногда
сравнивают с сетью, которую исследователь
набрасывает на мир. Все, что вылавливается
такой сетью, считает B.C. Степин, и есть
предмет теории. Картина мира дает
предварительный эскиз этой сети, задавая
предположительный и довольно
приблизительный характер не только
конфигурации, но и размеров ее ячеек.

Действительно, философские и ценностные
суждения, которые входят в состав
социологической картины мира, вряд ли
дадут точные параметры реальных объектов.
Они определяться позже, пройдя эмпирическую
стадию исследования. Однако на
промежуточной стадии грубые контуры
социальной реальности, задаваемые
картиной мира, пройдут конкретизацию
и шлифовку сначала на уровне общей, а
затем частной теории.

К примеру,
социологическая картина мира определяет,
что социолог должен изучать, в отличие
от физика, не природу, а общество. На
абстрактном уровне совершенно очевидно,
что общество, во-первых, состоит из
конкретных людей, во-вторых, обладает
некой структурой и формируется этими
людьми.

Но как конкретно выглядят
общество и люди? Общество и людей изучает
множество наук, в том числе антропология,
демография, этнография, политология. А
в чем заключается специфика социологии.
Представители различных направлений
(в данном случае их лучше именовать
перспективами) предлагали свое определение
специфики социологии и того, что она, в
отличие от других наук, должна изучать.
  
М.

Вебер, ориентировавшийся на
неокантианскую философию, считал, что
реальны только индивиды, которых и
должна изучать социология. Социолог не
может познать такие абстрактные сущности,
как народ вообще, класс вообще, государство
вообще. Их составляют конкретные
индивиды, изучая поведение, мотивацию
и ценностные ориентации которых, можно
затем определить контуры народа, класса,
государства.

Предлагаем ознакомиться  Ребенок во сне скрипит зубами, причины

Его оппонент, Э. Дюркгейм,
придерживавшийся позитивизма, напротив,
единственно реальным признавал
коллективное сознание и социальную
общность, аргументируя свою позицию
тем, что общность всегда больше
механической суммы отдельных индивидов.
Если это так, то изучение отдельных
представителей ничего не скажет о
природе сообщества, у которого есть
нечто, неразложимое на индивидуальные
мотивы и потребности, скажем, традиции,
обычаи, коллективные символы и верования,
которым подчиняется индивид, но которые
прямо не следуют из его поведенческих
поступков и убеждений.

У Вебера
и Дюркгейма разные картины мира,
опирающиеся на разные онтологии (учения
о структуре мира) и разные философские
традиции: Вебер опирается на традиции
номинализма, а Дюркгейм — реализма.
Однако кроме этих двух перспектив в
социологии существуют и другие, которые
формируют собственные картины мира,
непохожие на первые, например, марксизм,
символический интеракционизм,
этнометодология.

Они иначе определяют
то, что должна изучать социология, и то,
как устроен тот мир, который она
исследует.
   Решающее влияние
на НКМ оказывает философия. Это может
выступать свидетельством того, что
социология до конца еще не рассталась
со своим философским прошлым. В одних
странах такой отход произошел раньше,
в других позже.

В России с 20-х по 80-е годы
XX века социологию считали частью
философии, научные степени кандидата
и доктора социологии появились только
в начале 90-х годов. Правда, в США социологи
по сию пору носят звание магистров и
докторов философии, но это формальная
дань прошлому. Никакого вмешательства
на развитие социологии философия здесь
не оказывает.

Напротив, в Западной Европе
все время были сильны философские
традиции, в результате европейская
социология создала более глубокую
теорию и более аналитична, чем
американская.
   В Европе
фундаментальные знания в области
философии являлись обязательным
компонентом социологического образования.

У социологов был широкий философский
выбор: философия Канта и Гегеля,
неокантианство и неогегельянство,
позитивизм и неопозитивизм, феноменология
и экзистенциализм, религиозная философия
и философия жизни, томизм, агностицизм,
сенсуализм и т. д. В США господствовало
лишь одно направление — прагматизм,
который и повлиял на основание американской
социологии, ее менталитет и практическую
направленность.

Позитивизм, который
оказал второе по значению влияние,
особенно на становление количественной
методологии и техники эмпирических
исследований, был экспортирован из
Европы. В Европу выезжали на учебу чуть
ли не все американские социологи. Здесь
они получали фундаментальную философскую,
а вместе с ней теоретико-методологическую
подготовку. Т.

Парсонс, самый выдающийся
американский социолог, прошел в Германии
полный курс обучения. Другие мыслители,
определившие облик американской
социологии, в частности П. Лазарсфельд
и П. Сорокин, эмигрировали в США из
Европы, где вскоре создали научные школы
и целые поколения социологов, впитавших
европейскую интеллектуальную традицию.

После Второй мировой войны в США уехали
большинство выдающихся европейских
социологов, а потому учиться философии
в Европе было уже не у кого. Оторванное
от своих корней молодое поколение
европейских социологов обращало свои
взоры не в Европу, а в США, откуда приходили
все новомодные веяния и куда им приходилось
выезжать на обучение эмпирической
социологии.

К 60-м годам в США оформились
собственные, непохожие на европейские
аналоги, философские течения, в частности
символический интеракционизм, которые,
оставаясь во многом в сфере философии,
органично влились в социологическое
знание. С той поры можно говорить о том,
что социология стала порождать
собственную, нацеленную на обслуживание
своих нужд, философию.

Такие
социолого-философские течения получили
название социологических перспектив
(иногда их также именуют школами,
направлениями, парадигмами).
  
Научные картины сильно интегрированы
в культуру некоторой эпохи и цивилизации.
Картина мира помогает вписать добытые
теорией и эмпирией точные знания в
абстрактный и неточный мир культурных
ценностей.

Конкретная культура конкретной
эпохи оказывает явное и неявное давление
на ученого, задавая цели и задачи науки,
определяя критерии оценки и содержание
знаний. Это может быть не только
общекультурное давление, но также
политическое, религиозное, экономическое.
Выдержать культурное давление, принять
на себя первый удар тех ценностей и
установок, которые к науке не относятся,
и призвана картина мира. Находясь в
промежутке между культурой общества и
конкретной научной деятельностью, она
смягчает удар и переводит одно на язык
другого.

Виды статусов

Каждый человек, как правило, обладает не одним, а несколькими социальными статусами. Социологи различают:

  • прирожденный статус — статус, полученный человеком при рождении (пол, раса, национальность). В некоторых случаях прирожденный статус может меняться: статус члена королевской семьи — с рождения и до тех пор, пока существует монархия.
  • приобретенный (достигаемый) статус — статус, который человек достигает своими усилиями (должность, пост).
  • предписанный (приписываемый) статус — статус, который человек приобретает вне зависимости от своего желания (возраст, статус в семье), с течением жизни он может меняться. Предписанный статус бывает прирожденным и приобретенным.

Общество по г.спенсеру

С
точки зрения органической аналогии Г.
Спенсер рассматривал общество как
социальный организм. Он указывал на
следующие главные сходства социальных
и общественных организмов:

1) точно
так же, как и биологический организм,
общество увеличивается в своих размерах,
растет.

2) по
мере роста и биологического, и социального
организмов изменяется и усложняется
их внутреннее строение;

3) и
в биологическом, и в социальном организмах
усложнение структуры влечет за собой
все углубляющуюся дифференциацию
функций их различных органов;

4) одновременно
в ходе эволюции второго и третьего
процессов развивается и усиливается
взаимодействие и взаимное влияние всех
составляющих структуру органов;

5) и
в обществе, и в биологическом организме,
когда жизнь целого расстраивается,
отдельные части могут какое-то время
продолжать собственное независимое
существование. В то же время, пока не
произошло никакой катастрофы, сокращающей
жизнь агрегата, жизнь целого бывает
гораздо продолжительнее жизни отдельных
составляющих его единиц.

Спенсер
указывает, что отождествлять биологические
и социальные организмы нельзя. Совокупность
отдельных частей биологического
организма образует конкретное (от лат.
concretus – «сгущенный, уплотненный,
сросшийся»). Составные единицы социального
организма – общества дискретны (от лат.
discretus – «разделенный, прерывистый»):
органы, входящие в состав организма,
тесно связаны между собою неразрывной
связью, находясь в постоянном контакте
друг с другом; а живые единицы,
составляющие общество, пространственно
разделены, свободны, не соприкасаясь
друг с другом, могут покинуть эту
общность, объединившись с индивидами
другой общности и войдя в ее состав.

Сама
связь между составными частями носит
в биологическом организме чисто
физический характер. В обществе же
отдельные его единицы связаны между
собою иначе, чаще всего отнюдь не с
помощью простого физического контакта,
а посредством интеллектуальных и
эмоциональных проводников взаимодействия.

11)
Социа́льный дарвини́зм (социа́л-дарвини́зм)
— социологическая теория,
согласно которой закономерности естественного
отбора и
борьбы за выживание, выявленныеЧарлзом
Дарвином в
природе, распространяются на отношения
в человеческомобществе.

Социал-дарвинизм
пользовался особой популярностью с
конца XIX
века до
окончанияВторой
мировой войны,
хотя некоторые критики полагают, что
современнаясоциобиология также
может быть классифицирована как форма
социал-дарвинизма

Социальный
дарвинизм, идейное
течение в буржуазном обществоведении
конца 19 — начала 20 вв., которому свойственно
сведение закономерностей развития
человеческого общества к закономерностям
биологической эволюции и выдвижение
принципов естественного
отбора, борьбы
за существование и
выживания наиболее приспособленных в
качестве определяющих факторов
общественной жизни.

Наиболее ранним предшественником Социальный
дарвинизм явился
Т. Мальтус, а
непосредственным его инициатором —
Г. Спенсер. Социальный
дарвинизм чрезвычайно
разнороден. Среди его представителей
сторонники социального неравенства
(амер. социолог У.

Самнер) и
его противники (итал. социологи М. А.
Ваккаро, Э. Ферри); буржуазные реформисты
(амер. социолог А. Смолл)
и консерваторы, отстаивавшие необходимость
стихийности в общественном развитии
(Спенсер, Самнер). Некоторые, наиболее
реакционные варианты Социальный
дарвинизм тесно
связаны срасизмом (концепции
Л.

Вольтмана в Германии, Ж.
Лапужа во Франции), другие
— с психологическим направлением в
социологии (например, англ. социолог У.
Беджгот, австр. социолог Г. Ратценхофер,
Смолл). Биологизация общественных
процессов осуществлялась в Социальный
дарвинизм в
различной форме. Нем. социологи Ф.

Шальмайер и Г. Мацат непосредственно
выводили свои концепции из принципов
биологической эволюции. Др. социальные
дарвинисты стремились выявить различия
между борьбой за существование среди
животных, с одной стороны, и среди людей
— с другой (Ваккаро). Наконец, у третьей
категории социальных дарвинистов
биологизация общественных процессов
проявилась в подчёркивании ведущей
роли социальных конфликтов, возникающих
в процессе удовлетворения людьми
потребностей и в результате их стремления
к господству (концепция австр. социолога
и юриста Л. Гумпловича).

Социальный
дарвинизм в
известной мере обосновывал связь
биологических и социальных процессов
и в противовес теориям, рассматривавшим
общество как гармоническое целое,
подчёркивал конфликтный и противоречивый
характер общественного развития. В
работах некоторых социальных дарвинистов
исследовались определённые стороны
жизни первобытных обществ, роль социальных
норм и обычаев в регулировании поведения
человека.

Однако основополагающие
принципы Социальный
дарвинизм несостоятельны.
Основные теоретические пороки Социальный
дарвинизм:
натурализм в истолковании общественых
явлений, отрицание их специфичности и
связанный с этим редукционизм, т. е.
сведение общественных закономерностей
к биологическим.

Вульгарная трактовка
эволюционной теории приводит социальных
дарвинистов к односторонней и превратной
оценке роли социальных конфликтов,
которые рассматриваются как «естественные»,
вечные и неустранимые, вне их связи с
антагонистическими социальными
отношениями. Наиболее реакционные
варианты Социальный
дарвинизм служили
идейным обоснованием классового
господства буржуазии, милитаризма и
экспансионизма во внешней политике.

СОЦИА́ЛЬНЫЙ
ДАРВИНИЗМ

направление
в социологии 2-й пол. 19 в., пытавшееся
объяснить эволюцию обществ. жизни
биологич. законами естеств. отбора и
борьбы за существование. Для С. д.
характерно исследование проблем
социального конфликта, столкновения
интересов и борьбы социальных групп. В
него входили разнородные по своей
идеологич. и политич. ориентации
социологи.

Наиболее реакц. крыло С. д.
составляли социологи, непосредственно
переносившие принципы борьбы за
существование на отношения групп,
народов, гос-в, – Чемберлен, Лапуж, Аммон
(см. Антропологическая школа в
социологии, Расизм).
Более умеренные и наиболее влият.
представители С. д.
(Беджгот, Гумплович, Ратценхофер, Самнер, Смолл)
видели в теории Дарвина универсальную
модель эволюц. процесса и пытались
применить ее к обществу.

Социал-дарвинисты
считали возможным использовать в
социологии принципы, выдвинутые Дарвиным,
подставив вместо организмов социальные
группы. При этом Беджгот еще не определял
характера этих групп, Ратценхофер и
Гумплович идентифицировали их с расовыми,
Самнер – с этническими и культурными.
Источники социальных конфликтов
редуцировались к биологич. факторам.

Так, по Беджготу, побеждает сильнейшая
группа, более компактная и сплоченная
благодаря устойчивости обычаев и правил
поведения, закрепляющихся путем
подражания. Гумплович источником
конфликта считал борьбу рас, происшедших
от разных предков. Возникновение гос-ва
и борьба классов сводятся им к борьбе
этнич. и расовых групп.

По Ратценхоферу,
борьба человеческих групп связана со
столкновением интересов, к-рые являются
выражением биологич. стремлений.
Социальные дарвинисты опирались на
эволюц. теорию Спенсера. Эволюц. изменения
представлялись им необратимыми и не
зависящими от воли человека, и поэтому
попытки сознательно вмешиваться в
социальный процесс объявлялись абсурдными
(напр., Самнером).

Социальные дарвинисты
утверждали, что конкуренция, неравенство,
суровые законы жизненной борьбы
необходимы и полезны как для лучших и
сильнейших, так и для тех, кто обречен
природой на гибель. По существу это была
апология капиталистич. общества.
Представители С. д. дали описания
различных конфликтов, обратили внимание
на значение подражания в обществе,
положили начало социологич. изучению
обычаев и норм (см.

Нормы
социальные),
групповой психологии, этноцентризма.
Однако существ. методологич. порок С.
д. заключался в абсолютизации биологич.
процесса, к-рый не может объяснить
источников развития общества, многообразия
его форм. Абстрактность и антиисторичность
С. д. выражались в том, что изучение
конкретного механизма социального
процесса подменялось иллюстрацией
дарвиновских принципов

12)

Проблема
социальной солидарности — одна из
центральных проблем в работах Дюркгейма.

Социальная
солидарность —
главная сила, цементирующая и сплачивающая
общество, создающая общественное целое.
Она возникает как логическое следствие
общественного разделения труда, то есть
социализации и распределения людей по
профессиям.

Разделение
труда вносит разнообразия, и чем больше
оно, тем сильнее у людей стремление к
единству и обмену. Договор — есть
символ обмена, его юридическая форма.
Обмен предполагает, что 2 человека берут
на себя взаимные обязательства. Из этого
проистекают сотрудничество и кооперация,
а договор является формой социального
взаимодействия; отношения людей на
основе договора регламентируются
правилами и законами, на которых покоятся
социальные институты общества.

Теория
строения и эволюции общества:

  • Механическая
    солидарность
     (доиндустриальное
    общество), или солидарность по сходным
    признакам, когда все индивиды выполняют
    одинаковые функции и не имеют
    индивидуальных черт.

  • Органическая
    солидарность
     (часть
    доиндустриального и всё индустриальное
    общество), когда люди все больше
    отличаются друг от друга и начинают
    взаимодополнять друг друга, по аналогии
    со взаимозависимостью и взаимодополняемостью
    частей тела в организме.

Чем
органичнее общество, тем выше его
склонность к демократии, потому что
последняя основана на свободе выбора,
уважении к личности, защите прав человека.
И, напротив, чем более механичным является
общество, тем более оно склоняется к
тоталитаризму.

Демократия —
вершина общественного развития и самая
сложная форма социальной организации
общества. Сложность происходит от того,
что индивиду предоставлен гораздо более
широкий выбор моделей поведения, чем в
авторитарном обществе; его поведение
становится многовариантным. Набор
санкций при этом чрезвычайно широк, а
подавляющая их часть склоняется к мягким
и косвенным санкциям.

Предлагаем ознакомиться  Что делать, если мужчина охладел

Тоталитарное
общество — не является многовариантным,
так как не только сужает диапазон свободы
действий, но применяет к нарушителям
чрезмерно узкий набор санкций, многие
из них смещаются в сторону репрессивных
мер. Такое общество держится только на
том, что все люди, не зависимо от их
желаний, жёстко выполняют одни и те же
нормы. Человек должен знать нормы и
автоматически им следовать.

Идея
социальной солидарности
[вариант
1] [вариант
2]

Тема
социальной солидарности — главная тема
социологии Дюркгейма. По существу,
солидарность для него — синоним
общественного состояния. Его первый
лекционный курс в Бордоском университете
был посвящен проблеме социальной
солидарности, а первая книга — обоснованию
“солидаризирующей” функции разделения
труда.

В своем исследовании самоубийства
он связывал различные типы этого явления
с различной степенью социальной
сплоченности. Наконец, последнее
значительное исследование французского
ученого посвящено доказательству тезиса
о том, что создание и поддержание
социального единства — основная функция
религиозных верований и действий.

Дюркгейм
был довольно плодовитым автором, хотя
и не столь плодовитым, как его не менее
знаменитый современник, немецкий
социолог Макс Вебер. Он опубликовал
немало статей и бесчисленное множество
рецензий; многие его статьи, лекции и
лекционные курсы опубликованы посмертно.

При
жизни Дюркгейм издал четыре книги: “О
разделении общественного труда” (1893),
“Метод социологии” (1895), “Самоубийство”
(1897) и “Элементарные формы религиозной
жизни” (1912).

Книга
“О разделении общественного труда”
представляет собой публикацию успешно
защищенной докторской диссертации
автора.

Содержание
ее гораздо шире заглавия и, по существу,
составляет общую теорию социальных
систем и их развития. Основная цель
работы доказать, что, вопреки некоторым
теориям, разделение общественного труда
обеспечивает социальную солидарность,
или, иными словами, выполняет нравственную
функцию.

Для
обоснования этого положения Дюркгейм
развивает теорию, которая сводится к
следующему. Если в архаических
(“сегментарных”) обществах социальная
солидарность основана на полном
растворении индивидуальных сознаний
в “коллективном сознании” (“механическая
солидарность”), то в развитых
(“организованных”)) социальных системах
она основана на автономии индивидов,
разделении функций, функциональной
взаимозависимости и взаимообмене
(“органическая солидарность”), причем
“коллективное сознание” здесь не
исчезает, но становится более общим,
неопределенным, его состояния становятся
менее интенсивными, и оно действует в
более ограниченной сфере.

Автор
стремится строить свою теорию на
определенной эмпирической основе. В
качестве этой основы выступают некоторые
древние и современные системы
нравственно-правовых норм, различающиеся
между собою характерными видами санкций.

Нормы
с репрессивными санкциями, характерные
для уголовного права, служат показателями
механической солидарности; нормы с
реститутивными (восстановительными)
санкциями, характерные для права
гражданского, семейного, договорного,
торгового и т. п., служат показателями
органической солидарности.

Общая
схема дюркгеймовского описания
механической и органической солидарности
в соответствии с определенными типами
обществ (по С. Люксу)

Механическая
солидарность

  1. Морфологическая
    (структурная) основа 

  • Основана
    на сходствах (преобладает в менее
    развитых обществах)

  • Сегментарный
    тип (вначале на плановой, затем на
    территориальной основе)

  • Слабая
    взаимозависимость(относительно слабые
    социальные связи)

  • Относительно
    малый объем населения

  • Относительно
    низкая материальная и моральная
    плотность

  • Типы
    норм (воплощенные в праве)

    • Правила
      с репрессивными санкциями

    • Преобладание
      уголовного права

  • а)
    Формальные признаки коллективного
    сознания

    • Большой
      объем

    • Высокая
      интенсивность

    • Высокая
      определенность

    • Власть
      группы абсолютна

    б)
    Содержание коллективного сознания

      • Высокая
        степень религиозности

      • Трансцендентность
        (господство над интересами человека
        и беспрекословность)

      • Приписывание
        высшей ценности обществу и интересам
        общества как целого

      • Конкретность
        и легальный характер

      Органическая
      солидарность

      1. Морфологическая
        (структурная) основа

      • Основана
        на разделении труда (преобладает в
        более развитых обществах)

      • Организованный
        тип (слияние рынков и рост городов)

      • Большая
        взаимозависимость (относительно
        сильные социальные связи)

      • Относительно
        большой объем населения

      • Относительно
        высокая материальная и моральная
        плотность

    1. Типы
      норм (воплощенные в праве)

      • Правила
        с реститутивными санкциями

      • Преобладание
        кооперативного права (гражданского,
        коммерческого, процессуального,
        административного и конституционного)

    2. а)
      Формальные признаки коллективного
      сознания

      • Малый
        объем

      • Низкая
        интенсивность

      • Низкая
        определенность

      • Больший
        простор для индивидуальной инициативы
        и рефлексии

      б)
      Содержание коллективного сознания

        • Возрастающая
          светскость

        • Ориентированность
          на человека (связь с интересами человека
          и открытость для обсуждения)

        • Приписывание
          высшей ценности достоинству индивида,
          равенству возможностей, трудовой этике
          и социальной справедливости

        • Абстрактность
          и общий характер.

        Дюркгеймовская
        теория разделения общественного труда
        формировалась под влиянием (“позитивным))
        и “негативным”) соответствующих теорий
        Конта, Спенсера и Тенниса.

        В
        работе “О разделении общественного
        труда” эволюционистский подход
        сочетается со структурно-функциональным.
        Классификация автором социальных
        структур (“сегментарных” и “организованных”
        обществ) и рассмотрение сложных обществ
        как сочетания простых основаны на
        эволюционистском представлении о
        последовательной смене во времени одних
        социальных видов .другими. Однако уже
        в этой работе Дюркгейм отказывается от
        плоского однолинейного эволюционизма
        в пользу представления о сложности и
        многообразии путей социальной эволюции.
        Он склонен главным образом говорить не
        об обществе, а об обществах.

        Хотя
        “механическая” солидарность в его
        интерпретации характерна преимущественно
        для архаических обществ, а “органическая”
        — для современных промышленных, все же
        это деление в большой мере носит
        аналитический характер. Дюркгейм
        признает сохранение элементов
        “механической” солидарности при
        господстве “органической”, и вообще
        эти категории в его интерпретации
        выступают преимущественно как “идеальные
        тины”, по терминологии М. Вебера.

        Вначале
        Дюркгейм рассчитывал на то, что со
        временем разделение труда само придет
        к своему “нормальному” состоянию и
        начнет порождать солидарность. Но уже
        ко времени опубликования “Самоубийства)”
        (1897) и особенно выхода второго издания
        книги “О разделении общественного
        труда” (1902) он приходит к мысли о
        необходимости социально-реформаторских
        действий по внедрению новых форм
        социальной регуляции, прежде всего
        посредством создания профессиональных
        групп (корпораций). Это нашло отражение
        в предисловии ко второму изданию книги.

        Теория,
        развитая Дюркгеймом в его первой книге,
        послужила объектом интенсивной,
        разносторонней и нередко обоснованной
        критики, что но помешало ей занять видное
        место в социологической классике. В
        этой работе он разрабатывает ключевые
        понятия своей социологической теории;
        помимо уже упоминавшегося “коллективного
        сознания”, это, в частности, такие
        понятия, как “социальная функция” и
        “аномия”.

        Под
        социальной функцией Дюркгейм понимает
        отношение соответствия между млением
        или процессом и определенной потребностью
        социальной системы. Образцом для
        подобного понимания функции послужило
        сложившееся в биологии представление
        о функциях органов в биологическом
        организме, представление, усвоенное
        затем биоорганической школой (органицизмом)
        в социологии. Соединив присущий
        органицизму взгляд на общество как на
        интегрированное целое, состоящее из
        взаимозависимых частей, с идеей
        специфичности социального организма
        в сравнения с биологическим, Дюркгейм
        создал один из первых вариантов
        структурного функционализма в социологии.
        Исследование социальной функции, или
        социальной роли рассматриваемого
        явления, он считал главной познавательной
        целью социологии.

        Вообще
        Дюркгейм исходит из принципа функциональной
        обусловленности социальных явлений.
        Он считает, что любой более или менее
        значительный обычай или институт; если
        они существуют достаточно долго,
        соответствуют определенной социальной
        потребности, какими бы бессмысленными
        или вредными они ни казались с рациональной
        точки зрения. В своем труде “Элементарные
        формы религиозной жизни” в качестве
        “главного постулата социологии” он
        провозглашает: “…Созданный людьми
        институт не может базироваться на
        заблуждении и обмане; в противном случае
        он не мог бы сколько-нибудь долго
        сохраняться. Если бы он не коренился в
        природе вещей, он встретил бы в ней
        сопротивление, которого не смог бы
        преодолеть”.

        Важное
        значение для развития социологического
        знания имело понятие анемии, которым
        Дюркгейм обозначает состояние
        ценностно-нормативного вакуума,
        характерного для переходных и кризисных
        периодов и состоянии в развитии обществ,
        когда старые нормы и ценности перестают
        действовать, а новые еще не установились’.

        Работа
        “Метод социологии” (заглавие в оригинале
        — “Правила социологического метода”)
        вначале была опубликована в 1894 г. в виде
        серии статей, а в следующем году с
        небольшими изменениями и предисловием
        была издана отдельной книгой. Написанная
        по горячим следам недавно опубликованной
        предыдущей книги, она основана па опыте
        предшествующего исследования и содержит
        развитие некоторых выдвинутых в нем
        идей. Как уже отмечалось, “Метод
        социологии” во многом перекликается
        с “Рассуждением о методе” Декарта. По
        решительности, сжатости и четкости
        стиля эта работа с полным основанием
        может быть отнесена к жанру манифеста.
        Дюркгейм стремится дать четкое описание
        способов постижения социологической
        истины: определения и наблюдения
        социальных фактов, социологического
        доказательства, различения “нормальных”
        и “патологических” явлений, конструирования
        социальных типов, описания и объяснения
        фактов.

        Сама
        попытка систематизации и обоснования
        социологического метода было новым
        явлением для того времени. Ранее у многих
        социологов собственно проблема метода
        в значительной мере растворялась в
        проблематике предметной теории и общей
        научной методологии.

        В
        “Методе социологии” проявилось
        стремление Дюркгейма строить социальную
        науку не только на эмпирическом, но и
        на методологически обоснованном
        фундаменте: отсюда его понятие
        “методическая социология”. Такой
        подход противостоял хаотическому и
        произвольному подбору фактов для
        обоснования тех или иных предвзятых
        идей. В то же время он был направлен
        против дилетантизма и поверхностности,
        характерных для многих трудов по
        социальным вопросам. Дюркгейм испытывал
        глубокую неприязнь к таким трудам,
        считая, что они лишь дискредитируют
        социальную пауку.

        В
        связи с этим следует отметить и неявно
        присутствующий этический пафос в “Методе
        социологии”. Сформулированные в нем
        “правила” — больше, чем просто
        исследовательские приемы и процедуры.
        Это своего рода методологические
        заповеди исследователя. В конечном
        счете они основываются на требовании
        интеллектуальной, научной честности,
        освобождения научного исследования от
        всяких политических, религиозных,
        метафизических и прочих предрассудков,
        препятствующих постижению истины и
        приносящих немало бед на практике. Это
        этика честного непредвзятого познания.
        В данном отношении позиция Дюркгейма
        была близка позиции Макса Вебера,
        выраженной в его знаменитой работе
        “Наука как профессия”.

        Исследование
        Дюркгейма “Самоубийство” в отличие
        от остальных его исследований основано
        на анализе статистического материала,
        характеризующего динамику самоубийств
        в различных европейских странах. Автор
        решительно отвергает попытки объяснения
        исследуемого явления внесоциальными
        факторами: психологическими,
        психопатологическими, климатическими,
        сезонными и т. п. Только социология
        способна объяснить различия в количестве
        самоубийств, наблюдаемые в разных
        странах и в разные периоды. Прослеживая
        связь самоубийств с принадлежностью к
        определенным социальным группам,
        Дюркгейм устанавливает зависимость
        числа самоубийств от степени
        ценностно-нормативной интеграции
        общества (группы). Он выделяет три
        основных типа самоубийства, обусловленные
        различной силой влияния социальных
        норм на индивида: эгоистическое,
        альтруистическое и анемическое.
        Эгоистическое самоубийство имеет место
        в случае слабости социальных (групповых)
        связей индивида, результате чего он
        остается наедине с самим собой и
        утрачивает смысл жизни. Альтруистическое
        самоубийство, наоборот; вызывается
        полным поглощением обществом индивида,
        отдающего ради него свою жизнь, т. е.
        видящего ее смысл вне се самой. Наконец,
        анемическое самоубийство обусловлено
        состоянием анемии в обществе, когда
        социальные нормы не просто слабо влияют
        на индивидов (как при эгоистическом
        самоубийстве), а вообще практически
        отсутствуют, когда в обществе наблюдается
        нормативный вакуум, т. е. анемия. Понятие
        анемии, сформулированное еще в первой
        книге Дюркгейма, получает в “Самоубийстве”
        дальнейшее развитие и углубленную
        разработку.

        Несмотря
        на то, что впоследствии исследование
        Дюркгейма подвергалось критике с
        различных точек зрения, оно единодушно
        признается одним из выдающихся достижений
        не только в изучении самоубийства, но
        и в социологии в целом.

        Последний
        и самый значительный по объему труд
        Дюркгейма — “Элементарные формы
        религиозной жизни. Тотемическая система
        в Австралии”. Исследование основано
        на анализе этнографических описаний
        жизни австралийских аборигенов. Обращение
        к этим “элементарным” формам позволяет,
        с точки зрения автора, исследовать
        религию в “чистом виде”, без последующих
        геологических и прочих наслоений.
        Дюркгейм поставил перед собой цель,
        опираясь на этот материал, проанализировать
        социальные корни и социальные функции
        религии. Но по существу цель эта была
        гораздо более широкой. Во-первых,
        вследствие широкой трактовки религиозных
        явлений эта работа превращалась в
        исследование социальных аспектов
        идеологии, ритуала, сакрализации и
        некоторых других явлений, выходящих за
        рамки собственно религии в традиционном
        понимании. Во-вторых, этот труд содержал
        в себе попытку построения социологии
        познания посредством выведения основных
        категорий мышления из первобытных
        социальных отношений. Не случайно
        первоначально Дюркгейм намеревался
        назвать его “Элементарные формы мышления
        и религиозной жизни”.

        Дюркгейм
        отвергает определения религии через
        веру в бога (так как существуют религии
        без бога), через веру в сверхъестественное
        (последнее предполагает противоположную
        веру — в естественное, -возникающую
        сравнительно недавно вместе с позитивной
        наукой) и т.п. Он происходит из того, что
        отличительной чертой религиозных
        верований всегда является деление мира
        на две резко противоположные сферы:
        священное и светское. Круг священных
        объектов не может быть определен заранее;
        любая вещь может стать священной, как
        необычная, так и самая заурядная. Дюркгейм
        определяет религию как “связную систему
        верований н обрядов, относящихся к
        священным, то есть отделенным, запретным
        вещам; верований и обрядов, объединяющих
        в одну моральную общину, называемую
        церковью, всех, кто является их
        сторонниками”.

        Автор
        детально анализирует социальное
        происхождение тотемических верований,
        обрядов, их социальные функции. Будучи
        порождением общества, религия укрепляет
        социальную сплоченность и формирует
        социальные идеалы. Религия — это
        символическое выражение общества;
        поэтому, поклоняясь тем или иным священным
        объектам, верующий в действительности
        поклоняется обществу — “реальному”
        объекту всех религиозных культов.
        Дюркгейм подчеркивает сходство между
        религиозными и гражданскими церемониями,
        он фиксирует внимание на общих чертах
        сакрализации как социального процесса.
        Поэтому его работа явилась вкладом не
        только в становление социологии религии
        в собственном смысле, но и в изучение
        гражданской религии и светских культов.
        Подобно предыдущим работам книга
        “Элементарные формы религиозной жизни”
        явилась выдающимся достижением
        социологической мысли; научное сообщество
        единодушно относит се к разряду
        социологической классики. Соответственно,
        бесспорным классиком социологии
        считается и ее автор.

        Предлагаем ознакомиться  Проверка на верность. Как узнать, что жена изменяет

        16)
        Теория
        социального действия М.Вебера

        метод,
        благодаря которому причинно объясняются
        явления. Тем самым понимание является
        средством объясне­ния.Социология
        по Веберу — наука, которая занимается
        социальными действиями, толкуя и понимая
        эти действия через объяснения. Таким
        образом, социальные действия — это
        предмет изучения. Толкование, понимание

        Социологическое
        понятие действия Вебер вводит через
        понятие смысла. Социология рассматривает
        поведение личности лишь постольку,
        поскольку личность связывает со своим
        действием определенный смысл, то есть
        социология призвана изучать рациональное
        поведение, при котором индивид осознает
        смысл и цели своих поступков, не подчиняясь
        эмоциям и страстям. Вебер выделял четыре
        типа поведения:

        Целерациональное
        поведение предполагает свободный и
        осознанный выбор цели: продвижение по
        службе, покупка товара, деловая встреча.
        Такое поведение обязательно свободно.
        Свобода означает отсутствие какого-либо
        принуждения со стороны коллектива или
        толпы.

        Ценностно-рациональное
        поведение базируется на сознательной
        ориентации или вере в нравственные или
        религиозные идеалы. Идеалы стоят выше
        сиюминутных целей, расчетов, соображений
        выгоды. Деловой успех отходит на второй
        план. Человек может даже не интересоваться
        мнением окружающих: осуждают они его
        или нет. Он думает только о высших
        ценностях, например, спасении души или
        чувстве долга. С ними он соизмеряет свои
        поступки.

        Традиционное
        поведение. Его даже нельзя назвать
        сознательным, ибо в основе лежит
        притупленная реакция на привычные
        раздражения. Она протекает по однажды
        принятой схеме. Раздражителями выступают
        различные табу и запреты, нормы и правила,
        обычаи и традиции. Они передаются из
        поколения в поколение. Таков, например,
        обычай гостеприимства, существующий у
        всех народов. Ему следуют автоматически,
        в силу привычки вести себя так, а не
        иначе.

        Аффективное,
        или реактивное поведение. Аффект – это
        душевное волнение, которое перерастает
        в страсть, сильный душевный порыв. Аффект
        идет изнутри, под его влиянием человек
        поступает бессознательною. Будучи
        кратковременным эмоциональным состоянием,
        аффективное поведение не ориентировано
        на поведение других или сознательный
        выбор цели. Состояние растерянности
        перед неожиданным событием, душевный
        подъем и энтузиазм, раздражение на
        окружающих, подавленное состояние и
        меланхолия – все это аффективные формы
        поведения.

        Два
        последних вида действия не являются,
        по Веберу, социальными действиями в
        строгом смысле слова, поскольку здесь
        мы имеем дело с осознанным и положенным
        в основу действия смыслом. Вебер отмечает,
        что описанные четыре типа не исчерпывают
        собой всего многообразия видов ориентации
        человеческого поведения, однако их
        можно считать самыми характерными.

        Описанные
        Вебером типы социального действия –
        это не просто методологический прием,
        удобный для объяснения. Вебер убежден,
        что рационализация рационального
        действия – это тенденция самого
        исторического процесса. Рационализация
        – это результат воздействия нескольких
        феноменов, несших в себе рациональное
        начало, а именно: античная наука,
        рациональное римское право.

        Социа́льное
        де́йствие
         —
        «действие человека (независимо от
        того, носит ли оно внешний или внутренний
        характер, сводится к невмешательству
        или к терпеливому принятию), которое по
        предполагаемому действующим лицом или
        действующими лицами смыслу соотносится
        с действием других людей или ориентируется
        на него»[1].
        Впервые понятие социального действия
        ввел в научный оборот немецкий
        социолог Макс
        Вебер
        .
        Кроме того, Макс Вебер разработал первую
        классификацию типов социального
        действия, основанную на степени
        рациональности поведения индивидов.
        Так, им выделялись: целерациональное,
        ценностно-рациональное, традиционное
        и аффективное. У Т. Парсонса проблематика
        социального действия связана с выделением
        следующих признаков: • нормативность
        (зависит от общепринятых ценностей и
        норм). • волентаричность (т.е. связь с
        волей субъекта, обеспечивающей некоторую
        независимость от окружающей среды) •
        наличие знаковых механизмов регуляции.
        Любое социальное действие представляет
        из себя систему, в которой можно выделить
        следующие элементы : • субъект
        действия, воздействующий индивид или
        общность людей; • объект действия,
        индивид или общность, на которых
        направлено действие; • средства (орудия
        действия) и методы действия, с помощью
        которых осуществляется необходимое
        изменение; • результат действия —
        ответная реакция индивида или общности,
        на которых было направлено действие.
        Следует различать два следующих понятия:
        «поведение» и «действие». Если поведение
        — это ответная реакция организма на
        внутренние или внешние раздражители
        (оно может быть рефлекторным, неосознанным
        или намеренным, осознанным), то действие
        — это только некоторые виды поведения.
        Социальные действия — это всегда
        преднамеренные комплексы поступков.
        Они связаны с выбором средств и направлены
        на достижение определенной цели —
        изменения поведения, установок или
        мнений других индивидов или групп,
        которое удовлетворяло бы определенные
        потребности и интересы воздействующих.
        Поэтому конечный успех во многом зависит
        от правильности выбора средств и метода
        действия. Социальное действие, подобно
        любому другому поведению, может быть
        (по Веберу):

        1)
        целерациональным, если в основе его
        лежит ожидание определенного поведения
        предметов внешнего мира и других людей
        и использование этого ожидания в качестве
        «условий» или «средств» для достижения
        своей рационально поставленной и
        продуманной цели,

        2)
        ценностно-рациональным, основанным на
        вере в безусловную — эстетическую,
        религиозную или любую другую —
        самодовлеющую ценность определенного
        поведения как такового, независимо от
        того, к чему оно приведет;

        3)
        аффективным, прежде всего эмоциональным,
        то есть обусловленным аффектами или
        эмоциональным состоянием индивида;

        4)
        традиционным; то есть основанным на
        длительной привычке. 1. Чисто традиционное
        действие, подобно чисто реактивному
        подражанию, находится на самой границе,
        а часто даже за пределом того, что может
        быть названо «осмысленно» ориентированным
        действием. Ведь часто это только
        автоматическая реакция на привычное
        раздражение в направлении некогда
        усвоенной установки. Большая часть
        привычного повседневного поведения
        людей близка данному типу, занимающему
        определенное место в систематизации
        поведения не только в качестве пограничного
        случая, но и потому, что верность привычке
        может быть здесь осознана различным
        образом и в различной степени (об этом
        ниже). В ряде случаев этот тип приближается
        к типу № 2. 2. Чисто аффективное действие
        также находится на границе и часто за
        пределом того, что «осмысленно», осознанно
        ориентировано; оно может быть не знающим
        препятствий реагированием на совершенно
        необычное раздражение. Если действие,
        обусловленное аффектом, находит свое
        выражение в сознательной эмоциональной
        разрядке, мы говорим о сублимации. В
        таком случае этот тип уже почти всегда
        близок к «ценностной рационализации»,
        или к целенаправленному поведению, или
        к тому и другому. 3. Ценностно-рациональная
        ориентация действия отличается от
        аффективного поведения осознанным
        определением своей направленности и
        последовательно планируемой ориентацией
        на нее. Общее их свойство заключается
        в том, что смысл для них состоит не в
        достижении какой-либо внешней цели, а
        в самом определенном по своему характеру
        поведении как таковом. Индивид действует
        под влиянием аффекта, если он стремится
        немедленно удовлетворить свою потребность
        в мести, наслаждении, преданности,
        блаженном созерцании или снять напряжение
        любых других аффектов, какими бы
        низменными или утонченными они ни были.
        Чисто ценностно-рационально действует
        тот, кто, невзирая на возможные последствия,
        следует своим убеждениям о долге,
        достоинстве, красоте, религиозных
        предначертаниях, благочестии или
        важности «предмета» любого рода.
        Ценностно-рациональное действие (в
        рамках нашей терминологии) всегда
        подчинено «заповедям» или «требованиям»,
        в повиновении которым видит свой долг
        данный индивид. Лишь в той мере, в какой
        человеческое действие ориентировано
        на них — что встречается достаточно
        редко и в очень различной, большей частью
        весьма незначительной степени, — можно
        говорить о ценностно-рациональном
        действии. Как станет ясно из дальнейшего
        изложения, значение последнего настолько
        серьезно, что позволяет выделить его в
        особый тип действия, хотя здесь и не
        делается попытка дать исчерпывающую в
        каком-либо смысле классификацию типов
        человеческого действия. 4. Целерационально
        действует тот индивид, чье поведение
        ориентировано на цель, средства и
        побочные результаты его действий, кто
        рационально рассматривает отношение
        средств к цели и побочным результатам
        и, наконец, отношение различных возможных
        целей друг к другу, то есть действует,
        во всяком случае, не аффективно (прежде
        всего не эмоционально) и не традиционно.
        Выбор между конкурирующими и сталкивающимися
        целями и следствиями может быть в свою
        очередь ориентирован ценностно-рационально
        — тогда поведение целерационально
        только по своим средствам. Индивид может
        также включить конкурирующие и
        сталкивающиеся цели — без
        ценностно-рациональной ориентации на
        «заповеди» и «требования» — просто как
        данные субъективные потребности в шкалу
        по степени их сознательно взвешенной
        необходимости, а затем ориентировать
        свое поведение таким образом, чтобы эти
        потребности по возможности удовлетворялись
        в установленном порядке (принцип
        «предельной полезности»).
        Ценностно-рациональная ориентация
        действия может, следовательно, находиться
        в различных отношениях с целерациональной
        ориентацией. С целерациональной точки
        зрения ценностная рациональность всегда
        иррациональна, и тем иррациональнее,
        чем больше она абсолютизирует ценность,
        на которую ориентируется поведение,
        ибо она тем в меньшей степени принимает
        во внимание последствия совершаемых
        действий, тем безусловнее для нее
        самодовлеющая ценность поведения как
        такового (чистота убеждения. красота,
        абсолютное добро, абсолютное выполнение
        своего долга). Впрочем, абсолютная
        целерациональность действия тоже в
        сущности лишь пограничный случай. 5.
        Действие, особенно социальное, очень
        редко ориентировано только на тот или
        иной тип рациональности, и самая эта
        классификация, конечно, не исчерпывает
        типы ориентаций действия; они являют
        собой созданные для социологического
        исследования понятийно чистые типы, к
        которым в большей или меньшей степени
        приближается реальное поведение или —
        что встречается значительно чаще — из
        которых оно состоит. Для нас доказательством
        их целесообразности может служить
        только результат исследования.

        Понятие
        рационализации социальной жизни

          
        М.
        Вебер твердо убежден, что рационализация
        — это одна из главных тенденций
        исторического процесса. Рационализация
        находит свое выражение в увеличении
        доли целерациональных действий в общем
        объеме всех возможных типов социальных
        действий и в усилении их значимости с
        точки зрения структуры общества в целом.
        Это означает, что рационализируется
        способ ведения хозяйства, рационализируется
        управление, образ мышления. И все это,
        как считает М. Вебер, сопровождается
        колоссальным усилением социальной роли
        научного знания — этого наиболее
        «чистого» воплощения принципа
        рациональности. Формальная рациональность
        в веберовском понимании — это прежде
        всего калькулируемость всего, что
        поддается количественному учету и
        расчету. Тот тип общества, в котором
        возникает такого рода доминанта,
        современные социологи именуют
        индустриальным (хотя первым его назвал
        так еще К. Сен-Симон, а потом этот термин
        довольно активно использовал и О. Конт).
        Все прежде существовавшие типы обществ
        М. Вебер (и вслед за ним большинство
        современных социологов) называет
        традиционными. Важнейший признак
        традиционных обществ — это отсутствие
        в социальных действиях большинства их
        членов формально-рационального начала
        и преобладание поступков, наиболее
        близких по своему характеру к традиционному
        типу действия.
           Формально-рациональное
        — это определение, применимое к любому
        явлению, процессу, действию, которое не
        просто поддается количественному учету
        и расчету, но и, более того, в значительной
        степени исчерпывается своими
        количественными характеристиками.
        Движение самого процесса исторического
        развития характеризуется тенденцией
        нарастания в жизнедеятельности общества
        формально-рациональных начал и все
        большего преобладания целерационального
        типа социальных действий над всеми
        остальными. Это должно означать и
        повышение роли интеллекта в общей
        системе мотиваций и принятий решений
        социальными субъектами.
          
        Общество, где господствует формальная
        рациональность, — это такое общество,
        где в качестве нормы выступает рациональное
        (т. е. разумно-расчетливое) поведение.
        Все члены такого общества ведут себя
        таким образом, чтобы рационально и к
        всеобщей пользе применять и материальные
        ресурсы, и технологию, и деньги. Роскошь,
        к примеру, не может считаться рациональной,
        поскольку это отнюдь не разумное
        расходование ресурсов.
          
        Рационализация как процесс, как
        историческая тенденция, по М. Веберу,
        включает в себя:
           1) в экономической
        сфере — организацию фабричного
        производства бюрократическими средствами
        и расчеты выгод с помощью систематических
        оценивающих процедур;
           2) в
        религии — развитие теологических
        концепций интеллектуалами, постепенное
        исчезновение волшебного и вытеснение
        таинств личной ответственностью;
          
        3) в праве — эрозию специально устроенного
        законотворчества и произвольного
        судебного прецедента дедуктивными
        юридическими рассуждениями на основе
        универсальных законов;
           4) в
        политике — упадок традиционных норм
        узаконения и замещения харизматического
        лидерства регулярной партийной
        машиной;
           5) в моральном поведении
        — больший акцент на дисциплину и
        воспитание;
           6) в науке —
        последовательное снижение роли
        индивидуального инноватора и развитие
        исследовательских команд, скоординированных
        экспериментов и направляемой государством
        научной политики;
           7) в обществе
        в целом — распространение бюрократических
        методов управления, государственного
        контроля и администрирования.
        Рационализация — это процесс, посредством
        которого сфера человеческих отношений
        становится предметом расчета и управления
        во всех социальных сферах: политике,
        религии, экономической организации,
        университетском управлении, в лаборатории.

      1. Оцените статью
        Консультант
        Adblock detector