11 самых распространенных психических расстройств

Введение

Одной из ключевых проблем психологии является проблема психической нормы; на первый план выступает квалификация любого психологического феномена как нормального или патологического. Существуют различные подходы к пониманию психической нормы, каждый из которых используется с определенной целью.

Исторически первым стал интуитивно-эмпирический подход, при котором внешние признаки поведения служили эмпирической основой формирования клинических разновидностей душевных болезней. Врачи-психиатры первыми дали описания крайних вариантов нормы; основными методами были наблюдение, систематизация, обобщение врачебного опыта.

Со временем стала появляться терминология, описывающая промежуточные состояния между нормой и патологией. П. Б. Ганнушкин в статье «Постановка вопроса о границах душевного здоровья» сформулировал представление о том, что установить пограничную линию между нормальными и патологическими явлениями практически невозможно:

«В таком хрупком и тонком, в таком сложном аппарате, каким является человеческая психика, можно у каждого найти те или иные, подчас довольно диффузные конституционально-психологические черты»; «гармонические натуры по большей части есть плод воображения» (Ганнушкин, 1964). Сегодня в науке уже отчетливо доминирует точка зрения, в соответствии с которой норма и патология – это два крайних полюса, между которыми не существует четкой границы. Пространство между этими крайними полюсами заполняют пограничные состояния.

Опираясь на понятийно-концептуальный аппарат медицины, клиническая психология развивала собственные психологические концепции здоровья и болезни. Однако, как отмечает А. С. Кармин, «основная масса данных, на которых строятся теоретические обобщения в современной психологии, добыта путем исследований, проведенных американскими и европейскими психологами», причем преимущественно на выборке студентов американских университетов (Кармин, 2003).

Понятие нормы-патологии интерпретируется рядом исследований в конкретно-историческом контексте. Д. Н. Овсянико-Куликовский, в частности, отмечает, что психическая норма и патология всегда историчны. Психозы древних, широко распространенные в Древнем мире, такие как истерия и эпилепсия, впоследствии сменились более «мягкими» формами психопатологии – неврозами. Эволюция человечества рассматривается автором как «история его болезни» (Овсянико-Куликовский, 1902).

В целом культурально-релятивистский подход полагает, что нормальное – то, что соответствует представлениям данной культуры о норме. Так, гомосексуализм раньше считался заболеванием, а теперь это норма; страсть к азартным играм была вариантом нормы, сегодня она рассматривается в рамках аддиктивных нарушений.

В ходе развития медицинской психологии был совершен ряд попыток вывести психологические критерии психической нормы, такие как: зрелость чувств, адекватное восприятие действительности, соответствие восприятия явлений их оценке, умение строить продуктивные отношения с самим собой и со своим социальным окружением, гибкость поведения, критический подход к жизни, наличие чувства идентичности, способность планировать.

Доминирующим в медицинской психологии является статистический подход, связанный с понятием нормального среднего человека. С точки зрения статистической нормы, нормальный средний человек – это здоровый человек, который по всем своим показателям является «средней величиной».

Другой подход в решении проблемы «норма – патология» можно назвать частотным. В соответствии с его исходными положениями, чем чаще встречается то или иное явление, чем более оно распространено, тем больше вероятность того, что это нормально, и наоборот. Однако критерий частотности не всегда содержательно надежен.

Многие явления трудно отнести к распространенным, но это не превращает их в ненормальные, например леворукость. Однако частотный подход, как и статистический, продолжает применяться: на практике нормальным считается то, что чаще всего встречается, а к ненормальному относят все то, что встречается сравнительно редко.

При применении среднестатистического или частотного подхода в категорию патологии попадают не только слабоумные, но и гениальные, талантливые личности, которых в популяции также мало. Статистическая норма отвергает не только патологическую, но и творческую личность. Обсуждая этот вопрос, В. Н. Мясищев, в частности, упоминает о книге Ф.

Идеологический подход предлагает другое направление в разработке понятия нормы. Нормой считается некоторый идеальный образец состояния человека, к которому должны стремиться все люди. Проблема нормы-норматива, как отмечают Н. В. Репина, Д. В. Воронцов и И. И. Юматова (2003), «связана с проблемой выбора нормативной группы – людей, чья жизнедеятельность выступает в качестве стандарта.

Применение идеологического подхода к определению нормы неизбежно приобретает политический характер, поскольку критерием оценки оказывается позиция отдельной группы людей (Репина и др., 2003).

Все большее распространение в психологии и психиатрии в настоящее время получает феноменологический подход, использующий в диагностике принципы понимающей, а не объясняющей психологии. В соответствии с феноменологическим подходом, за одним и тем же переживанием может скрываться как психологически понятный феномен-признак, так и психопатологический симптом.

С этой точки зрения, не существует однозначно патологических психических переживаний; каждое из них может относиться как к нормальным, так и к анормальным. Механизмы, лежащие в основе «анормального», недоступны нашему познанию (Ясперс, 1997). Данные, полученные с помощью феноменологического подхода, часто не могут быть формализованы.

В число норм-нормативов включаются также индивидуальные нормы. Индивидуальная норма предполагает сравнение состояния человека не с другими людьми, а с состоянием, в котором человек обычно пребывал раньше и которое соответствует его личным установкам, ценностям, возможностям и обстоятельствам жизни. Индивидуальная норма есть идеальное, с точки зрения индивида, а не доминирующей социальной группы или ближайшего окружения состояние. Так, В. Е.

Предлагаем ознакомиться  Путешествие по внутренней Монголии. Что такое шизоидное расстройство личности

Каган отмечает, что индивидуальная норма, по существу, есть индивидуальная мера отклонения от физиологической, статистической и идеальной норм, свойственных данному конкретному человеку. М. Перре, У. Бауман отмечают, что «когда состояние человека оценивают как „больше не являющимся нормальным“, то, как правило, за основу берут его собственную субъективную норму» (Клиническая психология, 2002).

В медицинской психологии оценка соответствия норме проводится в отношении когнитивных, эмоциональных, мотивационно-волевых компонентов психических явлений. Существует традиция выявления эмоциональных «факторов риска» для возникновения пограничной нервно-психической патологии (Брайт, Джонс, 2003). Интенсивные переживания страха и тревоги, враждебности и агрессивности, депрессии и печали могут сопровождать самые различные патологические процессы.

Виды психических патологий

норма патология феномен личность

Психические патологии (расстройства) делятся, прежде всего, на следующие два класса: — экзогенные виды психических расстройств. Причинные факторы направлены извне, например: алкоголь, промышленные яды, наркотические вещества, токсические вещества, радиация, вирусы, микробы, черепно-мозговые травмы, психо-травмы;

— эндогенные виды психических расстройств. Внутренние причинные факторы. Пример: хромосомные аберрации (нарушения), генные заболевания, заболевания с наследственным предрасположением (могут передаваться через несколько поколений; из-за травмированного гена).

В психиатрии и психопатологии при определении психических расстройств отталкиваются от раздела V Международной конференции по Десятому пересмотру Международной классификации болезней проведена Всемирной Организацией Здравоохранения в Женеве 25 сентября — 2 октября 1989 г. (сокращенно — МКБ-10), и понимают под термином перечисленную в нём клинически определённую группу симптомов или поведенческих признаков, обычно причиняющих страдание и препятствующих функционированию личности.

Разделяют следующие типы психических заболеваний.

1. Эндогенные психические заболевания.

Эти заболевания преимущественно обусловлены внутренними паточными факторами, в том числе наследственным предрасположением, определенном участии в их возникновении различных внешних факторов. К ним относятся: шизофрения, маниакально-депрессивный психоз, циклотимия, функциональные психические расстройства позднего возраста.

2. Эндогенно-органические психические заболевания.

Развитие этих заболеваний определяется или внутренними факторами, приводящими к органическому поражению головного мозга, или взаимодействием эндогенных факторов и церебрально-органической патологии, возникающей в результате неблагоприятных внешних влияний биологического характера (черепно-мозговых травм, нейроинфекций, интоксикаций).

К ним относятся: эпилепсия (эпилептическая болезнь), атрофические заболевания головного мозга, деменции альцгеймеровского типа (Болезнь Альцгеймера Сенильная деменция), болезнь Пика, Хорея Гентингтона, болезнь Паркинсона, психические расстройства, обусловленные сосудистыми заболеваниями головного мозга.

3. Соматогенные, экзогенные и экзогенно-органические психические расстройства. В эту обширную группу входят, во-первых, психические расстройства, обусловленные соматическими заболеваниями и разнообразными внешними биологическими вредностями внемозговой локализации и, во-вторых, психические расстройства, основой которых становятся неблагоприятные экзогенные воздействия, приводящие к церебрально-органическому поражению.

В развитии психических расстройств этой группы определенную, но не ведущую роль играют эндогенные факторы. Включаются: психические расстройства при соматических заболеваниях; экзогенные психические расстройства: психические расстройства при лекарственных, промышленных и других интоксикациях. Психические расстройства при инфекционных заболеваниях внемозговой локализации, алкоголизм, наркомании и токсикомании.

Экзогенно-органические психические расстройства: психические расстройства при черепно-мозговых травмах, психические расстройства при нейроинфекциях, психические расстройства при опухолях головного мозга.

4. Психогенные расстройства. Эти расстройства возникают в результате воздействия на личность и телесную сферу стрессовых ситуаций. Включаются: реактивные психозы, неврозы, психосоматические (соматоформные) расстройства.

5. Патология психического развития.

В данную группу входят патологические психические состояния, обусловленные аномальным формированием психической индивидуальности с преобладанием нарушений в отдельных сферах (интеллект, способности, поведение и др.). К таким заболеваниям относятся: психопатии (расстройства личности и поведения), олигофрении (умственная отсталость), другие задержки и искажения психического развития.

Причины психических болезней до сих пор неясны, хотя о некоторых из них говорят вполне достоверно. При этом верное определение психологического расстройства (патологии) является необходимым условием эффективности работы психолога и психиатра.

Научные и обыденные представления о психической «норме и патологии»а. в. якушенкомосковский городской психолого-педагогический университет

В научной литературе справедливо отмечается, что понятие «норма», особенно «психическая норма», является проблемой, трудной для определения (Неплох, 1991). Содержание понятий дихотомии «норма-патология» разнится в зависимости от исторических, культурных, политических, социальных и целого ряда иных факторов.

И в современном психологическом и психиатрическом знании существует палитра различающихся определений «нормы» и «патологии» (Чуканова, 2020). Под сомнение ставится четкость границ между данными понятиями. Например, с точки зрения П. Б. Ганнушкина, едва ли можно говорить о жестком делении на «норму и патологию», ведь в обоих случаях работают общие механизмы (Ганнушкин, 1964).

И несмотря на то, что традиционно вопрос психической патологии отсылает нас скорее к психиатрии, а психической нормы – к психологии, каждый подход в рамках психологии концептуализирует «норму» и «патологию» отличающимся образом.

В рамках психопатологического подхода (или нозологического подхода): «норма» видится как отсутствие «патологии». Данные взгляды вытекают из медицинской картины мира.

Культурно-релятивистский подход понимает «норму» в социальном измерении. То, что «нормально» для одного общества, совершенно неприемлемо для другого. Это может касаться как макро-, так и микрогрупп.

Предлагаем ознакомиться  Виды, симптомы, диагностика и лечение психозов

С точки зрения адаптационного подхода, «норма» связывается со способностью к адаптации.

Гуманистический подход видит человека мерилом «нормы» для самого себя. То есть представления о «норме», как таковое отсутствует.

Мы кратко указали основные научные подходы к рассмотрению данной проблемы. Однако стоит сразу отметить, что каждый из них был подвергнут критике. Так, про статистический подход, например, писала Ю. Б. Гиппенрейтер: «Пусть „нормальными“ будут считаться такие степени отклонения какого-нибудь свойства от математического среднего, которыми обладает половина популяции;

тогда по 1/4 популяции разместятся на обоих полюсах „оси“ этого свойства в зонах „отклонения“ от нормы. Если мы теперь возьмем не одно, а два независимых свойства, то при тех же условиях в „нормальной“ зоне окажется уже 1/4 часть популяции, а остальные 3/4 попадут в зоны „отклонения“; при пяти независимых свойствах „нормальным“ окажется один человек из 32, а при десяти свойствах – один из 1024!

Отметим отдельно, что на сайте Всемирной Организации Здравоохранения можно найти иное определение психического здоровья: это «состояние благополучия, в котором человек реализует свои способности, может противостоять обычным жизненным стрессам, продуктивно работать и вносить вклад в свое сообщество. В этом позитивном смысле психическое здоровье является основой благополучия человека и эффективного функционирования сообщества» (Всемирная Организация Здравоохранения).

И хотя вопрос «нормы» и «патологии» оказывается в поле внимания еще со времен Аристотеля и Гиппократа, он по-прежнему остается предметом дискуссий, причем как в профессиональных, так и в ненаучных кругах.

В работе Б. С. Братуся «Аномалии личности» (1988) любопытно описание затруднений, которые возникают при определении психической «нормы» и «патологии». Так, автор указывает, что студенты, которым впервые демонстрируют психически больных людей, не соглашаются с авторитетным мнением преподавателя и пытаются оспорить патологичность психических процессов пациентов.

На момент их первой встречи с человеком, страдающим душевными расстройствами, студенты являются, по сути, носителями скорее обыденного, нежели научного знания. «Представления о патологии до тех пор кажутся ясными и очевидными, пока думаешь, как думает большинство непосвященных, усвоивших, что сумасшедший – это обязательно бросающийся на стенку и выкрикивающий непонятное.

Когда же имеешь дело не с описанием в учебнике того или иного изолированного синдрома, а с его конкретным носителем – живым человеком, со своей судьбой, интересами и особенностями, – то вопрос, что есть норма и что – патология, теряет свою ясность и простоту, становится расплывчатым и трудноуловимым» (Братусь, 1988).

Оставляя в стороне дискуссию о том, что есть «норма» и «патология», с точки зрения научного знания, обратимся в настоящей работе к рассмотрению того, как люди, далекие от профессиональных психиатрических и психологических знаний, понимают соотношение нормального и патологического в психической деятельности?

Для ответа на данный вопрос будем опираться на теорию социальных представлений (далее – СП), предложенную С. Московичи. СП включают в себя убеждения, мнения, образы, установки, относительно какого-либо объекта. Все вышеописанные составляющие организованы и структурированы определенным образом.

СП отражают не объективную реальность, а субъективное представление индивида об определенном событии и вырабатываются в ходе внутригрупповых коммуникаций (Бовина и др., 2020). Также авторы выделяют такое понятие, как «профессиональные СП». То есть представления экспертов в данной области, в контексте нашей темы – специалистов в области психиатрии.

В рамках данной теории нами был проведен ряд исследований, направленных на изучение представлений о психической норме и патологии, о психически больных людях. В данной статье мы обратимся к результатам двух исследований. Первое основывалось на таких методиках, как полуструктурированное интервью, ассоциативный метод с элементами ранжирования и эмоционального отношения и рисуночная методика (рисунок психически здорового человека, рисунок психически больного человека и рисунок «глазами психически больного человека»).

Данная работа посвящена изучению СП о психически больных людях в различных профессиональных группах. Выборка составила 60 чел. (Якушенко, 2020). Второе исследование ставило своей целью изучение представлений о психическом здоровье и болезни среди специалистов и неспециалистов в области психиатрии. Выборка составила 40 чел.

Обобщая результаты данных работ, мы имеем возможность говорить о том, что для разграничения психической «нормы и патологии» респонденты руководствуются следующими критериями:

1. Эмоциональное состояние (так, например, изобразили психически здорового человека улыбающимся 67 % респондентов, а психически больного -15 %).

2. Выражение глаз (62 % респондентов при изображении психически больных людей делают акцент на глаза).

3. Агрессивность (в 33 % рисунков встречается указание на агрессию).

4. Неопрятность (27 % респондентов изображают психически больного человека с растрепанными волосами, 22 % «одевают» в странную, неопрятную одежду).

5. Несвобода (при изображении психически больного человека в 21,6 % случаев встречается указание на «несвободу» – наручники, решетки, смирительные рубашки и тому подобное) (Якушенко, 2020).

Исследование, посвященное изучению СП о психической болезни и здоровье, проведенное среди специалистов и неспециалистов в области психиатрии, показало, что для непрофессионалов характерно отсутствие сформированности понятия «психическое здоровье». Так, самые значимые и часто встречающиеся ассоциации со стимулом «психическое здоровье»: 1. Спокойствие. 2. Больница. 3.

Предлагаем ознакомиться  Примеры великодушия из художественной литературы

Психическая болезнь. Таким образом, можно говорить о том, что здоровье определяется не через отрицание болезни, но через указание на наличие заболевания и необходимость лечения. Эмоциональная окраска ассоциаций непрофессионалов со стимулом «психическое здоровье» находится на отметке 4,3 балла по шкале от 1 до 7, где 1 – резко негативное отношение, 7 – сугубо положительное, а 4 соответственно – нейтральное. То есть психическое здоровье, по сути, не является сугубо позитивно окрашенным конструктом.

Со стимулом «психическая болезнь» для неспециалистов наиболее значимыми являются следующие ассоциации: 1. Шизофрения. 2. Паранойя. 3. Названия болезней. 4. Жалость. 5. Тревожность. Таким образом, патология определяется через наличие диагноза и через эмоциональное состояние. Если в «психическом здоровье» это было «спокойствие», то при болезни – «тревожность» (Якушенко, Волкова, 2020).

Отдельно хотелось бы отметить, что СП о психических отклонениях в определенной степени зависят от профессиональной деятельности респондентов. СП журналистов о психически больных людях базируется на таких элементах, как 1. Названия болезней. 2. Личности. 3. Интерьер. 4. Синонимы. 5. Шизофрения.

Отметим, что такие группы, как «личности» и «интерьер», демонстрируют, что представления журналистов основаны на ярких образах и запоминающихся картинках. Самый часто называемый персонаж (ассоциирующийся с психической патологией) у журналистов, – герой произведения Кена Кизи «Пролетая над гнездом кукушки», выступающий, скорее, жертвой карательной психиатрии и являющий собой яркий образ из мира искусства.

Журналисты склонны говорить о влиянии социума на формирование и течение болезни, на значимость общественного мнения и отношения не только к самим больным, но и к членам их семьи. Также респонденты рассуждают о необходимости материального обеспечения, контроля и присмотра за больными, более оптимистично настроены по отношению к возможностям трудоустройства и лечения таких людей.

Кроме того, чаще других упоминают феномен «карательной психиатрии». Если говорить про эмоции, которые респонденты испытывают при встрече с психически больными людьми, то для журналистов – это желание помочь, вне зависимости от ситуации. Таким образом, можно сделать вывод о том, что представления журналистов в большей мере строятся на различных ярких образах из мировой культуры и наиболее подвержены влиянию социальной желательности.

СП юристов о психически больных людях базируются на таких элементах, как 1. Болезнь. 2. Внешность. 3. Неадекватность. 3. Одиночество. 4. Синонимы. 5. Страх. Отметим, что больной, вероятно, воспринимается как человек неадекватный (т. е. непредсказуемый), вследствие чего опасный и одинокий.

Все это, в совокупности с таким конструктом, как «недееспособность», демонстрирует определенный юридический контекст СП. Также отметим, что валентность ассоциаций у юристов самая низкая из всех (2,6 по шкале от 1 до 7), количество положительно и нейтрально окрашенных элементов также самое маленькое.

Образ психически больного человека наиболее тесно связан с образом убийцы, самый частотно встречаемый персонаж – Адольф Гитлер. Также подавляющее большинство юристов считают, что психически больные люди совершают больше насильственных преступлений (в том числе убийства и преступления сексуального характера), нежели здоровые.

Помимо этого, треть респондентов уверена, что больных стоит наказывать за преступление. Юристы склонны считать, что больной человек не может жениться или выходить замуж как по объективным (недееспособность), так и субъективным (нежелание) причинам. Также часть юристов склонны думать, что дети таких людей или будут больны, или, в любом случае, будут отличаться от других.

Кроме того, половина респондентов высказывает идею о возможности перенимать симптомы больного либо деформироваться при продолжительном контакте с ним. Также считаем важным отметить, что юристы склонны описывать психическую болезнь через определение невменяемости. Наиболее часто называемой эмоцией (при взаимодействии с психически больным человеком) у юристов является жалость.

На рисунке психически больного человека встречаются такие элементы, как крик, оружие, агрессивность. Все это позволяет нам сделать вывод о том, что образ больного тесно связан с образом преступника. Кроме того, больной воспринимается через призму неадекватности, невменяемости и, как следствие, опасности, жестокости.

Также отметим, что СП о психически больных людях образованы элементами с негативной валентностью во всех профессиональных группах молодежи. Валентность СП у всех групп отрицательна, в рисуночной методике больной чаще проявляет негативные эмоции и т. д.

Подводя итог, можно говорить о том, что научные представления о психической норме и патологии неоднородны и базируются на различных концептуальных моделях (медицинской, социальной и т. д.) – Схожую ситуацию можно наблюдать и в области социальных представлений людей, далеких от психиатрии, – представления основываются в основном на отрывочных знаниях о названиях болезней (шизофрения, паранойя и т. д.).

Проведение дальнейших исследований может быть посвящено изучению СП различных специалистов (психологов, психиатров и т. д.), СП психически больных людей, СП родственников людей, страдающих психическими расстройствами, представителей различных профессиональных групп о психическом здоровье и болезни, а также о критериях «нормы и патологии».

Оцените статью
Консультант
Adblock detector