«Перинатальная утрата: практикум по арт-терапии»

Что такое арт-терапия?

Арт-терапия в переводе с английского языка – «лечение искусством». Для малышей и взрослых арт-терапия представляет собой некий комплекс особых методик и упражнений с использованием творческих видов работы. Эти методики применяют для оздоровления и коррекции психологического состояния.

Впервые арт-терапия с детьми была применена в США после Второй мировой войны. Тогда этот метод использовали для диагностики и выявления проблем у детей, которых вывезли из концлагерей. Сегодня арт-терапия не только не потеряла свою популярность, но и получила куда более широкое применение. С развитием психологической практики прогрессировали методы работы с людьми, которые нуждались в коррекции своего психологического состояния.

Введение

Дети часто реагируют на развод родителей снижением самооцен­ки и подавляя в себе чувства раздражения и утраты. Нередко они замыкаются в себе или становятся агрессивными. Переживая по­вышенное психическое напряжение, дети могут вновь обращаться к использованию так называемых переходных объектов, примене­ние которых характерно для более раннего периода развития, свя­занного с отделением от матери, когда дети чувствуют себя неспо­собными контролировать ситуацию (Winnicott, 1971).

В данной статье описывается работа с 12-летним мальчиком, ко­торый проходил курс индивидуальной арт-терапии в течение вось­ми месяцев. Терапия проводилась в Нью-Йорке, в районе Южного Бронкса. Без какой-либо инструкции со стороны арт-терапевта маль­чик начал приносить на занятия из дома некоторые личные вещи и неоднократно использовал их во время изобразительной работы.

Влияние на ребенка развода родителей

Каждый год примерно один миллион детей в США переживают развод своих родителей (Eldridge & Sutton, 2008). Данная величина, однако, не принимает во внимание гражданские браки и их распад, а также распад гомосексуальных пар, совместно воспитывающих детей.

Развод оказывает сильное влияние на всех членов семьи. Да­же дети с высоким уровнем адаптации и развитыми механизмами психологической защиты могут с большим трудом адаптироватся к ситуации развода родителей. При этом большое влияние оказы­вает на них то, как родители сами справляются с психологичес­кими трудностями, переживаемыми ими в этой ситуации.

Хотя многие дети оказываются способны адаптироваться к ситу­ации родительского развода, особенно когда родители прилагают усилия для того, чтобы смягчить для них эту ситуацию, примерно каждый пятый случай требует применения более активных соци­альных или психологических вмешательств (Jaffe, Lemon &

Pois-son, 2003). Во многих случаях развод сопровождается судебными разбирательствами, продолжающимися порой несколько лет. Роди­тели могут вступать в судебные тяжбы и угрожать друг другу, а ре­бенок при этом становится «заложником» этой ситуации. Подчас после развода родителей ребенок не может полноценно общаться с одним из них.

К этому добавляются социальные стрессы и финан­совая нестабильность. При этом поведение многих детей неизбежно нарушается, что, в свою очередь, осложняет их отношения с родите­лями (Cohen & Finzi-Dottan, 2005). П. Р. Амато и А. А. Бот отмечают, что плохие отношения между разводящимися родителями, ослож­ненные плохими отношениями родителей с ребенком, приводят с выраженному ослаблению родительской любви и привязанности (Amato and Booth, 1996).

Хотя семейная психотерапия способна смягчить переход членов семьи к новым условиям их существования, часто родители не хотят или не могут совместно посещать специалиста. Во многих случаях ситуация развода, приводя к эмоциональным и поведенческим нару­шениям у ребенка, требует проведения индивидуальной психотера­пии также и с ним.

Если семейная психотерапия не представляется возможной, желательна индивидуальная психотерапия с ребенком в сочетании с проведением психотерапии с одним или обоими ро­дителями (Hodges, 1986). Кроме семейной и индивидуальной вер­бальной психотерапии, могут быть использованы игровая психоте­рапия и арт-терапия.

Как правило, самооценка детей, находящихся в ситуации развода родителей, более низкая, чем у детей из семей со стабильными отношениями. Невербальная коммуникация с ре­бенком в ходе психотерапии с использованием метафор является эффективным средством повышения самооценки детей и мобили­зации их внутренних ресурсов.

Для повышения самооценки детей, находящихся в угрожающей семейной ситуации, вместо традици­онной техники кинетического рисунка семьи, может быть приме­нена такая ее версия, как кинетический рисунок семьи животных. Она позволяет выразить неосознанный психологический материал и является психологически более безопасной (Jones, 1985).

Предлагаем ознакомиться  Боязнь людей (социофобия). Проявления и лечение

Нередко вследствие переживания ребенком сильной тревоги в ситуации родительского развода, у него отмечается психический регресс на ранние стадии развития с несформированными объект­ными отношениями. Ребенок возвращается к такому состоянию, когда он еще не умел отделять себя от объектов привязанности и любви.

Развод оставляет ребенка наедине со сложными чувствами. При этом разделяют два типа переживаний «противоречивой утраты». В первом случае объект привязанности может ощущаться как физически недоступный, но психологически присутствующий рядом. Во втором случае сохраняется ощущение физического при­сутствия при отсутствии психологического контакта (Boss, 1999).

Для ситуаций развода более характерен первый тип переживаний. Дети более склонны чувствовать психологическое присутствие ро­дителя при его физическом отсутствии. При этом ребенок психоло­гически травмирован, переживает глубокое чувство утраты и нахо­дится в психологически «замороженном» состоянии. Его границы в отношениях с родителями нестабильны.

Ситуация развода также влечет за собой нарушение чувства дове­рия (James, Friedman & Matthews, 2001). Сниженная самооценка, раз­дражение на родителей, тревога и чувство одиночества переполня­ют ребенка (Goldenberg & Goldenberg, 2002). В отсутствие внимания ребенок перестает доверять одному или обоим родителям, а также другим авторитетным лицам.

Зоотерапия для детей

Ее еще называют пет-терапия, анималотерапия. Методика основана на контакте ребенка и «братьях наших меньших». Кто лечит лучше, чем дельфин, собака, кошка или лошадь. Они поднимают настроение, помогают побороть застенчивость, тревожность и неуверенность в себе. Зоотерапия подходит для детей, испытывающих трудности в общении, обучении.

Игровая терапия с куклами или игрушками.

Принцип похож на сказкотерапию. Ситуации из жизни переносятся на персонажей и обыгрывается на предметах. Один из самых популярных видов арт-терапии для детей. Многие родители даже не догадываются, что играя со своими крохами, они проводят элементы курса прямо дома. Главное, выстроить правильный подход.

Использование изобразительной продукции в качестве переходного объекта

По мере развития арт-терапевтического процесса, Джей все реже приносил на занятия личные предметы. Это могло быть связано с достижением им благодаря арт-терапии большей уверенности в своих силах и чувства безопасности. Через четыре месяца работы, на одном из занятий, на котором присутствовала Сара, имело место важное изменение в поведении Джея. Он впервые создал изображе­ние персонажа, который может быть ассоциирован с физической конфронтацией его сестры с матерью.

На этом занятии Сара рассказала о случае, когда она вступи­ла в спор с матерью, и спор затем перешел в драку. Когда Сара об этом рассказывала, Джей взял кусок красного пластилина и стал вылепливать персонажа, похожего на одного из тех, которых он рисовал ранее. На этот раз он обнаружил в кабинете коробку с де­ревянными палочками и стал ломать их на столе ребром ладони.

Когда палочки разламывались, он вонзал их половинки в тело пла­стилинового персонажа. Затем он оторвал ему руки и вставил по­ловинки палочек в местах отрыва, чтобы затем прилепить руки об­ратно. При этом, благодаря вставленным палочкам, руки оказались зафиксированными более прочно. Приклеенные заново руки стали более длинными и толстыми и словно тянули тело вниз. На голове персонажа с обеих сторон оказались прилеплены желтые рога.

Джей пытался поставить фигуру, но она требовала дополнитель­ной поддержки. Я показала ему на листы картона. Джей поместил фигуру на картон, а затем проткнул всю фигуру сверху вниз па­лочкой. Он взял еще пластилина и закрыл им торчащий край дере­вянной палочки с неровными краями. Закончив укреплять фигуру, Джей выразил удовольствие от созданного образа и попросил сест­ру дать ему мобильный телефон, чтобы сфотографировать фигуру.

Предлагаем ознакомиться  Профессиональные достижения в резюме

Данное занятие оказалось поворотным в процессе арт-терапии. Джею впервые удалось, не прибегая к переходным объектам, выра­зить свои чувства, фактически создав модель самого себя. Создан­ная им из пластилина фигура оказалась пронзенной несколькими деревянными палочками, словно символизирующими пережива­емое им чувство боли, которое он смог интериоризовать.

Вместе в родственниками Джея мне удалось в порядке обратной связи передать ему наши впечатления, связанные с наблюдениями за его работой, поощрив его. Мы проявили эмпатию в ответствен­ный момент переживания Джеем удовлетворения от проделанной работы, рассказа про созданный персонаж и создания фотографии, являющейся «зеркалом» его успеха (Cohut, 1971).

История клиента

Джей (имя изменено) – мальчик 12-и лет, направленный на пси­хотерапию участковой службой в связи с признаками депрессии. Успеваемость мальчика снизилась, он перестал общаться со сверст­никами и членами семьи и отстранился от участия в школьных ме­роприятиях. У него также отмечались ночные страхи, из-за которых от просыпался по ночам в слезах.

В момент направления мальчика на арт-терапию, его родите­ли находились в ситуации развода. Джей жил с 46-летним отцом, 26-летней сестрой и 19-летним братом. Его мать проживала в другом месте с новым партнером и не встречалась с Джеем с того времени, как пять месяцев назад ушла из семьи.

Родители Джея состояли в браке 20 лет. Прежде в семье неодно­кратно были случаи насилия. Родители проявляли в отношении друг друга вербальную и физическую агрессию. Дети часто стано­вились свидетелями споров родителей, а старшая сестра Джея не­однократно конфликтовала с матерью, вступая с ней также в физи­ческую конфронтацию.

Джей посещал еженедельные занятия в течение восьми меся­цев. Эпизодически на занятиях присутствовали также его брат Том и сестра Сара (имена изменены). Хотя я старалась привлечь к заня­тиям и его мать, та уклонялась от консультаций. Большинство за­нятий проводилось индивидуально с Джеем.

С самого начала арт-терапии Джей проявил склонность к исполь­зованию переходных объектов, хотя он стоял на пороге подростко­вой фазы развития. Его способность переносить на такие объекты чувство злости и впоследствии работать с ними посредством мета­фор оказалась чрезвычайно важной для успешного лечения.

Представление о переходных объектах в теории винникотта

В процессе нормального развития, в период от 4 до 12 месяцев, ре­бенок проявляет психологическую зависимость от мягких пред­метов. Д. Винникотт (Winnicott, 1971) предположил, что на стадии сепарации-индивидуации ребенок начинает впервые осознавать, что некоторые объекты не являются частями его «Я». К таковым можно отнести и переходные объекты.

Такие объекты помогают ребенку снимать возрастающее психологическое напряжение в мо­мент отрыва от матери и способствуют формированию у него боль­шей психологической автономности. Переходными неодушевлен­ными объектами становятся простыня, мягкая игрушка, предметы одежды. Нередко такие объекты обладают сенсорными характерис­тиками, напоминающими о матери, например, сохраняют ее запах.

Использование переходных объектов облегчает процесс сепара-ции-индивидуации, создает в восприятии ребенка иллюзию при­сутствия матери в те моменты, когда ее нет рядом. Переходные объекты являются символами объекта первичной привязанности ребенка, каковым является мать. В то же время они не могут заме­нить мать и ее грудь.

Как уже было сказано, переходные объекты способствуют разви­тию психологической автономности ребенка. В отличие от матери, переходные объекты могут полностью контролироваться ребен­ком. В восприятии ребенка такие объекты обладают устойчивос­тью – сами они не меняются, если ребенок не изменит их (там же).

Поскольку ребенок их всецело контролирует, он может ощущать себя в безопасности, проецируя на переходные объекты свои пере­живания. Когда ребенок испытывает, например, любовь, он может проявлять об объекте заботу; когда же он чувствует ненависть, он может такой объект сломать. Дети, как правило, перестают пользо­ваться переходными объектами в возрасте от 2 до 4 лет.

В этот пе­риод такие объекты постепенно теряют в глазах детей свою особую значимость, поскольку символические функции перестают быть связанными исключительно с ними. Символическую нагрузку при­обретает множество иных объектов, находящихся в пространстве между внутренней и внешней реальностью. Ребенок начинает ак­тивно играть, рисовать и фантазировать (там же).

Предлагаем ознакомиться  Возможно ли вылечить умственную отсталость?

Хотя переходные объекты служат прежде всего для психологи­ческой защиты ребенка в период его первичного отделения от ма­тери, они могут вновь приобретать особую значимость на последу­ющих этапах развития, в частности, в подростковом возрасте, когда приходит сожаление об уходящем детстве и начинается переход во взрослое состояние.

Разновидности арт-терапии

Благодаря своему активному развитию, методы арт-терапии для детей сумели охватить практически все аспекты искусства и деятельности, имеющей отношения к творчеству. Большая их часть применима для детей разных возрастов. Главное, правильно применить ту или иную технику в зависимости от возраста детей.

На сегодняшний день широкое распространение получили следующие виды арт-терапии:

  1. Изотерапия.
  2. Цветотерапия.
  3. Библиотерапия.
  4. Данс-терапия.
  5. Музыкотерапия.
  6. Терапия с использованием ткани.
  7. Драматерапия и др.

Обилие видов арт-терапии подтверждает то, что лечение искусством необычайно универсально и результативно.

Условия проведения психотерапии

Арт-терапия являлась частью лечебной программы, спонсируемой муниципальной структурой Южного Бронкса в Нью-Йорке. Основ­ным объектом помощи в рамках данной программы выступают дети и подростки. Они получают индивидуальные консультации, участ­вуют в групповой психотерапии, а также могут вместе с родителями проходить семейную психотерапию.

Большинство арт-терапевтичес-ких занятий проводятся на базе амбулаторного центра, в небольших кабинетах, рассчитанных на индивидуальные и семейные консульта­ции. Дети и подростки могут не только участвовать в психотерапев­тических занятиях, но и работать в рекреационных группах (группах занятости или досуга), организуемых на базах других учреждений на территории района.

В начале курса каждый ребенок проходит психологическое об­следование для того, чтобы психотерапевт получил как можно боль­ше информации о его состоянии и проблемах, имеющихся ресурсах и семейной истории. После обследования разрабатывается арт-те-рапевтическая программа с учетом индивидуальных особенностей ребенка.

Заключение

Развод родителей может травмировать ребенка, приводя к нару­шению самооценки и способности ребенка эффективно общаться и выражать свои чувства, связанные с нарушением семейных от­ношений. Находясь в ситуации родительского развода и не имея возможности общаться с матерью, Джей переживал психологичес­кий регресс, на фоне которого у него вновь проявилась склонность к использованию переходных объектов.

Они послужили для него механизмом совладания со сложной ситуацией и позволили сфор­мировать психологическую автономность. На основе использова­ния переходных объектов Джей также смог развить навыки игры и символической коммуникации. Они сыграли очень важную роль при построении психотерапевтических отношений, помогли Джею осуществить переход из среды дома в пространство арт-терапии. Временами личные предметы и изобразительная продукция также помогали Джею переходить из арт-терапевтического пространства в среду дома.

Постепенно потребность Джея в использовании переходных объ­ектов снижалась, и он начал создавать свои оригинальные обра­зы, не навеянные предметами. Благодаря восстановлению доверия в межличностных отношениях, Джей смог воспользоваться пере­ходной средой для того, чтобы развить свои навыки самовыражения и научиться взаимодействовать с продуктами своего творчества (Stronach-Buschel, 1990).

Не следует, однако, переоценивать роль переходных объектов и изобразительной деятельности в работе с детьми, находящими­ся в ситуации развода родителей. Каждый ребенок переживает данную ситуацию по-своему, и переходные объекты иногда мо­гут либо не применяться, либо не оказывать своего стабилизи­рующего воздействия.

В то же время описанный случай позво­ляет обратить особое внимание на потенциальные возможности таких объектов, связанные с переживанием детьми психичес­кой травмы и ее преодолением (Kapitan, 2007). Созданные Дже-ем образы и рассказы также могут стимулировать исследование переходных объектов и символов в качестве инструментов ком­муникации и копинга в работе с детьми, находящимися в ситуа­ции развода родителей, когда члены семьи через восприятие об­разов ребенка могут поддерживать его в процессе преодоления травмы.

Арт-терапия помогла Джею восстановить чувство собственного достоинства и ощущение внутренних ресурсов в ситуации, когда его психическая целостность и чувство «Я» оказались под угрозой. Изобразительная и игровая деятельность также помогли ему вы­разить и осознать свои чувства в атмосфере принятия и понима­ния со стороны психотерапевта.

Оцените статью
Консультант
Adblock detector